Яндекс.Метрика

Карточные фокусы

Комментарий

До Кардини «вынимал карту из воздуха» американец Доунс. ЖурналIBMназываетсяLinkingRings – Соединенные Кольца. Это никакой не круг – это фокус с кольцами, которые то объединяются, то распадаются. Фраза «Вы предлагаете трудные вещи» говорится культурным человеком, когда он встречается с начинающим фокусником не знакомым с современными тенденциями жанра.

4

Между тем я не предлагаю ничего сверхъестественного. Все свои разработки я демонстрирую в различных иллюзионных шоу – пожалуй, они не столько сложны, сколько непривычны. В том смысле, что требуют особых, нередко выворотных позиций рук и кистей. Зато мои рекомендации чрезвычайно компактны. Их легко запомнить и применять к почти любым карточным фокусам, поскольку они умещаются всего лишь в трех фразах. В трех постулатах зрелищности. 5

Постулат первый Карты должны быть развернуты плоскостью на зрителей. Либо лицевой стороной, либо крапо-вой [3] . Этот постулат противоречит всем наработанным стереотипам движений, если карточный фокусник пришел в искусство иллюзии после продолжительных занятий карточными играми. Надо перестраиваться либо возвращаться в игровую стихию, если новичка не устраивает серая жизнь с заезженными трюками прошлого. Отчего так? Представим исходную ситуацию – фокусник стоит за столом, держа в левой руке колоду карт, а зрители расположились в некотором отдалении, на расстоянии, к примеру, от двух до шести метров. Колода лежит на левой ладони и обращена лицевой стороной вниз – такая позиция колоды называется «как для сдачи», так как фокусник словно бы собирается сдавать карты на стол. Чародей начинает демонстрацию трюка. Вот он подводит правую кисть к неподвижной левой руке, намереваясь взять верхнюю карту из колоды и… Чем обращена колода к зрителям? Ребром! Как правило, коротким. Не плоскостью. Ребром. То есть вместо того, чтобы располагать свои взгляды на поверхности карты (на площадке размером 8, 8 х 6, 27 см), зрители вынуждены взирать на узенькую полоску размером 6, 27 х 1, 6 см – на толщину колоды! Иными словами, вместо картинки 55, 176 см2 им подсовывается прямоугольник в пять раз меньшей площадью 10, 032 см2. Это плохо. За счет неумения держать колоду развернутой на зрителя фокусник снижает зрелищность в 5, 5 раза. Весьма невыгодная позиция, если удерживать колоду способом «как для сдачи». Далее. Колода остается в прежнем положении, только волшебник правой рукой снял с нее верхнюю карту и красивым жестом несет ее от колоды к столу. Однако еще не донес. Кисть пока в движении. Что увидят зрители в этом случае? Опять ребро! Чародей-то перемещает взятую карту горизонтально. Следовательно, зрителям предоставляется возможность полюбоваться на тонкую, почти невидимую линию (размером 6, 27 х 0, 31мм2!) в плывущей по воздуху кисти. Различимость карты – крайне низкая! Почти нулевая. А иллюзионист-то, поди, ждет одобрения за мелодию руки. И, возможно, недоумевает – отчего же аудитория-то безмолвствует? Может, эстетику не воспринимает? Такому кудеснику вместо похвалы вообще-то следовало бы влепить выговор – за непродуманность, за не наглядность. Зал то почти не видит карты – мало того, что она развернута на него ребром, да она еще и перемещается. До эстетики ли тут? Нет уж, если фокусник считает, что аудитория должна впечатляться пластической пленительностью, то он обязан обеспечить зрителям максимальную визуальность. Они ведь, зрители, так и именуются – от слов «зрить», «зрение», да и жанр относится к области искусств визуальных. Зрелищных! А раз так, то предметам-невидимкам в нем не должно быть места. – Кидаю три карты – следите! Раз, два, три – где дама? Тому, у кого хорошее зрение, будет большая денежная премия! Уличный картежник сбрасывает три карты из горизонтально мечущихся кистей, и они лицом вниз ложатся на немного помятую картонку, прижатую к асфальту. – Кто укажет даму? Показываю еще раз. Вот – делаю несколько движений-головокружений. Вокруг начинают кучковаться любопытные. Они стоят и, опустив головы, смотрят вниз, на три перекидываемых карты. Давняя мошенническая игра в «три листика». – Выигрыш как в лотерее, только гораздо быстрее! – выкрикивает карточный «крутильщик». – Ну, какая из них – дама? – Вон та, – кивает один из стоящих. – Уверен? А на деньги рискнешь? Угадаешь – плачу вдвойне, как на войне. Ставишь только двадцать пять, чтобы карту в руки взять, получаешь пятьдесят – на покупку поросят. Ну что? Деньги дал, деньги взял. Здесь закон – кто замечает, тот все получает. Давай, не жмись! И у лоха-барана в лихорадочном воображении уже мелькают ласкающие сердце картины – как приходит он домой с выигрышем… – Ах! – воскликнет дражайшая половина, – откуда столько? – А нашел, – довольно улыбаясь, ответит он. – Иду, смотрю, лежат. Дай, думаю, возьму. И взял. Не задавай глупых вопросов. Премию получил. Бери и трать. «Ну уж… Принесешь чего, как же, – думает картежник, сидя на корточках. – Это я принесу. С коллегами». И он, надо заметить, куда ближе к истине, чем переминающийся рядом мечтатель. Эта знакомая картина является, между прочим, образцом зрелищности. На полном серьезе. Карты, участвующие в «грех листиках», расположены на картонке, да и в руках карточного жулика в полном соответствии с первым постулатом – плоскостью к зрителям. В данном случае, краповой стороной. А вот на Конгрессе ФИСМ, где я в качестве конкурсанта участвовал в категории «Карточные фокусы», все изначально оказалось до абсурдности наоборот – покрытый зеленым сукном стол был установлен на сцене, жюри же расположилось в 4-м и 5-м радах зрительного зала. То есть поверхность стола, на которую соревнующиеся выкладывали карты, оказалась чуть ли не выше глаз строгих судей! Из участников же редко кто включал «режим максимальной зрелищности», то есть выполнял карточные фокусы при условии полной развернутости карт на комиссию арбитров. И экспертам оставалось только смотреть в ребра карт, уложенных на стопе! Правда, выручала телетехника – изображение плоскости стола проецировалось на крупный, во всю стену, экран, но какие усилия требовались от каждого члена жюри, который был вынужден сперва смотреть на конкурсанта, потом бросать взгляд на экран, чтобы понять ход фокуса, а затем вновь устремлять взор на соревнующегося! Теперь представьте, что испытывают обычные зрители, у которых нет подобной телепомощи. Всего этого можно избежать, если строить фокусную карточную программу в соответствии с первым постулатом. Ну, и как это может выглядеть в реальности? Приведу пример. В австрийском иллюзионном журнале «Аладдин-и-Инноватор» (N5 за 1996 год), опубликован способ вскрывания четырех тузов (поочередно), изложенный американским престидижитатором Стивом Бимом. Красивый способ, оригинальный. Колода лежит на столе крапом вверх. Четыре верхних карты – тузы. Они обращены лицом вниз. 1. Фокусник подводит к колоде обе кисти рук: правую – со стороны правого [4] короткого ребра, левую – со стороны левого короткого ребра. Большие пальцы обеих рук ложатся на ближнее длинное ребро колоды, а средние и безымянные пальцы – на дальнее длинное ребро колоды. Указательные пальцы обеих рук помещаются на краповую сторону колоды. 2. Правой рукой фокусник поднимает верхнюю половину колоды (правый указательный палец лежит на крапе верхнего туза), а левой рукой – нижнюю полуколоду. Обе полуколоды оказываются над столом в воздухе. Правый указательный палец немного смещает левый дальний угол верхнего туза в направлении от фокусника к зрителям (рис.3а). 3. Нижняя полуколода накладывается левой рукой на левый дальний угол верхней полуколоды, удерживаемой правой рукой (рис.3б). При этом левый дальний (выдвинутый) угол верхнего туза оказывается, естественно, прикрытым правым ближним углом полуколоды, удерживаемой левой рукой. Обе полуколоды обращены лицом к столу. 4. Нижняя полуколода, удерживаемая левой рукой, начинает нажимать сверху вниз на выдвинутый угол верхнего туза, а верхняя полуколода, наоборот, нажимает снизу вверх на ту часть лицевой стороны верхнего туза, которая осталась невыдвинутой; от этого встречного движения полуколод верхний туз, поворачиваясь, начинает открываться (рис.3, в), но не падает, зажимаемый длинными ребрами полуколод. Рис 3. 5. Полуколоды продолжают свои движения до тех пор, пока верхний туз не перевернется; в момент его переворота обе полуколоды меняют направления своих движений на противоположные – это необходимо для того, чтобы успеть зажать перевернувшийся туз между обеими охлопывающими-ся полуколодами (рис.3 г). При этом полуколода, удерживаемая правой рукой, оказывается сверху, а полуколода, находящаяся в левой руке, снизу; вскрытый туз располагается между ними. 6. Разведя обе полуколоды в стороны (верхнюю – правой рукой вправо, а нижнюю – левой рукой влево), можно сбросить туза на стол, после чего трижды повторить пп.1-6. В итоге на столе окажутся четыре вскрытых туза. Вот такой способ вскрывания тузов. Если выполнять его четко и в хорошем темпе, он производит на зрителя достаточно сильное впечатление – им кажется, будто тузы извлекаются фокусником из середины колоды. Однако, данный способ в описанном варианте не удовлетворяет первому постулату зрелищности. А можно сделать так, чтобы удовлетворял. Для этого колоду в исходном состоянии надо держать крапом к зрителям. Вот что предлагаю я. В исходном положении четыре туза оказываются на краповой стороне колоды, а сама колода удерживается лицом к фокуснику таким образом, что большие пальцы обеих рук располагаются на ее длинном ребре, указательные пальцы – на краповой стороне, обращенной к зрителям, а средние и безымянные пальцы лежат на нижнем длинном ребре колоды (рис.4а). Рис 4. Вскрывание тузов выполняется следующим образом. 1. Обе руки фокусника разводятся в стороны сантиметров на 10—20. При этом пальцы правой руки зажимают дальнюю от фокусника полуколоду (на ее краповой стороне находятся четыре туза), а пальцы левой руки – ближнюю к фокуснику полу-колоду. Кончик правого указательного пальца, нажимая на нижнее длинное ребро верхнего туза, немного поворачивает этого туза, отчего левый верхний угол этого туза поднимается немного вверх над полуколодой, находящейся в пальцах правой руки (рис.4б). 2. Полуколода в левой руке заносится перед полуколодой в правой руке, и ее правый нижний угол накладывается на левый верхний угол выдвинутого туза (рис.4в). 3. Полуколода в левой руке нажимает на левый верхний угол выдвинутого туза, двигаясь к фокуснику, а полуколода в правой руке начинает отодвигаться от фокусника – такое встречное движение полуколод приводит к тому, что верхний туз начинает переворачиваться (рис.4 г). 4. Переворачивая туза лицом к зрителям, полуколода в левой руке продолжает движение к фокуснику, а полуколода в правой руке – от фокусника, причем полуколоды не разводятся в стороны, а зажимают вскрывающегося туза между собой; когда переворот туза будет завершен, обе полуколоды охлопываются, двигаясь в обратном направлении (полуколода в правой руке – к фокуснику, полуколода в левой руке – от фокусника) и зажимая открывшегося туза между собой (рис.4д). 5. Если теперь развести обе полуколоды в стороны, туз упадет на стол и у фокусника появится возможность, повторив пп. 1-4, открыть еще трех тузов. Предоставляю читателю самому сравнить оба варианта и решить, какой из них выглядит более зрелищным.