Яндекс.Метрика

Кэшлс

Аннотация: Перед Вами — одна из самых известных книг о футбольных хулиганах. Это история двух друзей, Ли и Кевина, фанатов лондонского «Челси». Ли возглавляет моб «синих», Кевин является его правой рукой. Это правдивый рассказ о быте английских casuals. Быте, в котором на первом плане находятся секс, фанатичная преданность родному клубу и жестокость, доходящая до криминала…

 Гэйвин Андерсон Кэшлс Всем, кто защищал честь своего клуба на секторе и за его пределами

ГЛАВА ПЕРВАЯ
«АРСЕНАЛ», ВПЕРЕД! «АРСЕНАЛ», ВПЕРЕД! — скандировала переполненная Северная трибуна.
Игроки «Арсенала» снова появились в опасной близости от ворот «Челси».
ГОЛ!
Стадион взорвался, ликуя.
ДВА НОЛЬ В ПОЛЬЗУ «АРСЕНАЛ», ДВА НОЛЬ В ПОЛЬЗУ «АРСЕНАЛ»!
Для «Челси» больше не было пути назад.
Стоя на самом верху Северной трибуны, Ли Джонс обозревал плотно упакованные людьми сектора. Его взгляд остановился на двух фанах «Арсенала», одетых в Lacoste и Diadore.
— Погнали, парни, вон они!
Он повел свой моб сквозь толпу, расталкивая зрителей на пути к ничего не подозревающей цели. Весь дрожа, как в лихорадке, Ли ринулся вперед, крича «давай, „Арсенал“! Погнали!»
Двое парней «Арсенала» развернулись лицом к своим оппонентам. «Ну чего, давайте, „Челси“! Давайте, мрази!», прокричал один и немедленно раскаялся в этом, когда осознал, что стоящие вокруг остальные фаны «Арсенала» внезапно прикинулись шлангами.
Толпа попятилась назад, увидев парней «Челси» перед собой. Лицо Ли расплылось в улыбке, когда его кулак врезался в лицо переднего фана. Его мышцы сжались в стальную пружину, и он почувствовал, как кровь из сломанного носа жертвы заструилась между пальцами. Жертва рухнула вниз, Ли прыгнул вперед, приземлившись подошвами своих Gazelle прямо в грудь заваленного хулигана. Приготовившись к следующему удару, он засмеялся и обернулся через плечо посмотреть, как остальная фирма валит другого противника, и стоны заваленных тут же были заглушены зарядом фирмы — «ЧЕЛСИ! ЧЕЛСИ!»
Кевин Мюррэй с беспокойством оглядывал место действия.
— Все, хорош, оставьте их!
— Да пошел ты, Кев! Мы еще даже не начали! — прохрипел Ли, еще раз пнув своим Gazelle вздрагивающее тело.
Кевин в отчаянии посмотрел вокруг и увидел медленно приближающиеся шлемы копперов.
— Уходим, парни! Полисы!
Он облегченно вздохнул, увидев, как моб теряется в разные стороны и растворяется в толпе.
К тому времени, когда инспектор Уэлш из полицейского управления Фулхэма добрался до места происшествия, нигде не было ни малейшего признака присутствия моба «Челси». Только последствия стремительной и кровавой атаки — двое истекающих кровью молодых парней; сразу сложно было разобраться, получили они ножевые ранения или нет. Он смотрел, как парни в форме помогают пострадавшим добраться до машины скорой помощи. Ладно, Джонс, ладно, будет и на моей улице праздник.
Ли, уже на другом конце стадиона, ухмыльнулся про себя, когда скорая с пострадавшими кэшлс «Арсенала» поехала вдоль поля под ликующее скандирование «ЧЕЛСИ!», мощно раздававшееся с гостевой трибуны. Еще одна гостевая победа, удовлетворенно подумал про себя Ли.
Ли и Кевин болели за «Челси» всю свою жизнь. Они знали, что у «Челси» одна из лучших фирм в Англии — если не самая лучшая — и всегда мечтали о том, чтобы стать ее частью, как только достаточно повзрослеют. Их не нужно было подталкивать; впервые они участвовали в драке в 15 или 16 лет. На первых порах они принимали участие далеко не каждую неделю, но постепенно их захватило то радостное возбуждение, которое даст махач, и чувство неподдельного восторга, которое они испытывали, видя, как их незадачливых оппонентов эскортируют с Шед. Шли годы, они участвовали в акциях все чаще, на стадионах, где играло «Челси», и за их пределами. Теперь у Ли была своя собственная фирма, а Кевин был его правой рукой. Ли знала вся основа «Челси», и он пользовался большим уважением. Он одевался только в самое дорогое, Stone Island или Ralph Lauren, и с ног до головы был прирожденным лидером.
Зрители сплошным потоком покидали «Хайбери», и Ли смешался с толпой ликующих фанов «Арсенала». Его улыбка была обусловлена другой причиной — еще одной победой его банды кэшлс. Единственное, что его беспокоило, это его старый школьный приятель Кев, как он пытался остановить атаку на врагов. По мнению Ли, останавливаться в насилии нельзя, если они хотят стать лучшими. Он шел дальше по направлению к станции метро «Финсбери Парк», как вдруг кто-то хлопнул его по плечу.
— Ли! Ли! Подожди!
— А, Тел, это ты.
— Отличный результат, да?
— Да, если ты не об игре говоришь, — ответил Ли. Он знал, что завалить двух парней «Арсенала» на их трибуне — достаточно серьезная вещь.
— А что с Кевом? — спросил Тел. — На трибуне он сегодня облажался.
— Все с Кевом в порядке. Кто-то должен смотреть за копперами, — ответил Ли.
— Да ладно тебе. Ли. Ты знаешь, о чем я. Это не первый раз случается!
— Давай не будем об этом, Тел, ладно?
Терри схватил Ли за рукав, пытаясь удержать. Ли посмотрел на держащую его руку, потом перевел взгляд на ее хозяина.
Терри опустил руку, потом сказал:
— Ли, надо смотреть правде в глаза. Кев перестал быть таким, каким он был раньше. Он отходит от дел!
— Тэл, я не собираюсь повторять тебе. Кев в поряде! А теперь пошли, пока нас не пропалили.
Ли снова зашагал к метро, Терри двинулся следом, злясь, что Ли не видит, что происходит с Кевином — больше того, не хочет видеть. Терри видел. Он чувствовал, что Кевин может их всех слить, и хотел сделать что-нибудь, пока еще не слишком поздно. Но только что?
Кевин видел Ли и Терри впереди, но не мог понять, что происходит. Не то чтобы Терри спорил с Ли — никто не может спорить с Ли, кроме самого Кевина. Но он не мог подойти ближе, так как все пространство между ними было заполнено ликующими фанами «Арсенала».
— Черт!
— Чего такое, Кев?
— Да нет, ничего, Джон. Давай выбираться отсюда. Меня уже тошнит от всех этих Gooners!
Джон засмеялся и посмотрел вокруг, ища взглядом остальных. Иан и Псих Майк шли по противоположной стороне улицы.
— Кев, смотри, что Майк делает!
Кевин посмотрел туда, куда показывал Джон. Майк ставил подножки шедшим впереди фанам «Арсенала», так что они спотыкались и сталкивались с идущими перед ними людьми. Каждый раз, когда удивленный болельщик оборачивался, чтобы посмотреть, кто сделал ему подножку, Майк отходил в сторону, и сердитые взгляды и недовольные комментарии доставались другим.
Кевин засмеялся.
— Классика! Неудивительно, что его называют Психом!
— Ага! Ты посмотри на Иана, как он пытается сохранить серьезный вид!
Они снова засмеялись, заходя в метро.
ГЛАВА ВТОРАЯ
— Ли, привет.
— А, Кев, здорово.
Двое друзей встретились перед входом в их местный ночной клуб на Стритэм Хай Роуд.
— Товар принес? — спросил Кев.
— Ага, только что взял. Чел решил поиздеваться надо мной, похоже. Просил вдвое больше, чем мы договаривались.
— Жадный ублюдок!
— Я его уговорил, — Ли показал разбитые костяшки на правой руке, и Кевин усмехнулся. — Слушай, Кев, не возьмешь часть себе? Сегодня больше, чем обычно.
Ли достал пластиковый пакет, внутри которого были видны маленькие завернутые в фольгу пакетики, а также полиэтиленовые упаковки с белыми таблетками. Глаза Кевина широко раскрылись.
— Господи! Нам, похоже, сегодня везет!
— Да, я взял у него еще, когда он согласился на старую цену.
— Здорово! Давай разгружу тебя немного. Сегодня здесь это понадобится.
— Ты о чем?
— Да сегодня новый ди-джей, крутой по слухам, так что все сюда ломятся.
— Значит, нас ждут бабки, да? Ладно, пошли. — Они повернули за угол и направились к клубу. Перед входом уже была маленькая очередь, по они просто прошли мимо, и секьюрити автоматически распахнули перед ними двери, приветствуя Ли и Кевина по имени. Они вошли, проигнорировав девушку за кассовым аппаратом. Он посмотрела на них, потом перевела взгляд на секьюрити, но те уже отвернулись к дверям.
Парни остановились сразу за входом, окинув взглядом зал. Клуб был уже переполнен, и Ли улыбнулся, представив, как заработанные на продаже наркотиков деньги сыплются ему в карман. Расстегнув свою куртку Armani, он направился к стойке. Кевин двинулся следом, озабоченный тем фактом, что его старая Mau Mau не идет ни в какое сравнение с новой Armani Ли.
— Модник ебучий, — выругался он про себя, когда заметил идущую навстречу Ли блондинку.
— Как дела, Шэз?, — улыбнулся ей Ли.
— И это все, что ты можешь сказать? Я твоего звонка каждый день ждала! — ответила Шэрон с вызывающим видом.
— Я был занят, — бросил на ходу Ли и пошел дальше.
Шэрон передернула плечами, поправила свои джинсы Katherine Hamnett. Потом покачала головой: ведь она знала, что Ли ее все равно не послушает.
Кевин улыбнулся ей и также прошел мимо, предоставив Шэрон возможность самой решать, идти ли ей за ними.
Когда они втроем добрались до стойки, остальные клиенты обернулись посмотреть, но тотчас отвели взгляд, как только увидели, кто это. Бармен, игнорируя очередь, протянул Ли и его приятелю по их обычной бутылке Sol. Он кивнул Шэрон, но его глаза были прикованы к Ли, так как только от того зависело, получит ли что-нибудь она.
— Дай ей что она захочет, — Ли прислонился к стенке спиной, лицом повернувшись к танцполу. В насквозь прокуренной атмосфере суетилась клубная молодежь в своем ширпотребном шмотье из дешевых супермаркетов.
Через несколько минут поблизости была уже вся фирма, вовсю интересуясь, какие планы на вечер. Ли усмехнулся и попросил успокоиться до времени.
Шэрон снова покачала головой, и Ли бросил свирепый взгляд в ее сторону. Тогда она уселась на табурет, думая о том, неужели ее бойфренд и сегодня опять будет «занят».
Потом Ли перевел взгляд на Кевина, своего ближайшего помощника, который излагал политику партии на вечер. Фирма внимали. Кевин проинформировал всех, что, по слухам, моб «Тоттенхэма» сегодня попытается прыгнуть на их клуб. Братву немедленно забила предстартовая лихорадка, и все начали коситься по сторонам, пытаясь определить, проникли ли уже на их территорию какие-нибудь жиды или нет.
От внимания Ли это не укрылось.
— Ладно, парни, просто будьте готовы, когда я скажу. И попробуйте помочь мне в этом. — Он раздал каждому по несколько таблеток экстази и кислоты, которые они распихали по своим карманам с полнейшим хладнокровием. — Вы их должны продавать, а не жрать сами — помните об этом!
Парни кивнули и растворились в толпе счастливой «прогрессивной молодежи».
Молодой парень в джинсах Armani и свитшоте Duffer возник из потного танцпола и подошел к Ли и Кевину. Ли смерил взглядом парня, тот заметно нервничал, то и дело отводя глаза в сторону. Он засунул руку в карман, вытащив из него смятую двадцатифунтовую купюру. Кевин предложил завернутый в фольгу пакетик и таблетку экстази; парень выбрал экстази. Кевин забрал деньги, и покупатель снова пропал среди танцующих. Кевин улыбнулся.
— Все равно что леденцы детям раздаем!
— Ты как всегда прав, Кев, — сказал Ли, пытаясь привлечь внимание бармена. — Еще две бутылки, приятель!
Шэрон смотрела в его сторону, надеясь, что о ней еще не забыли, но Ли уже отвернулся к Кевину. Она открыла рот, потом закрыла, не решившись сказать что-либо. Слезла с табурета и отправилась в направлении своих подруг.
Кевин заметил это и толкнул Ли в бок; тот посмотрел через плечо на удаляющуюся стройную, длинноногую фигуру.
— Вернется! — сказал Ли.
Долго этого ждать не пришлось; она снова появилась, в сопровождении подруг.
— Ли?
Ли, все еще стоявший у стойки, надеялся, что она не станет устраивать сцену. Сто процентов, это ее подруги надоумили. Только этого мне сегодня не хватало — разборок с бабами!
— Что?
— Ли, я тебе все еще правлюсь?
— Ну да.
— Тогда когда мы увидимся снова?
— Разве я не здесь? — Она начинала действовать ему на нервы.
— Я имею в виду наедине, я и ты.
— О, всего-навсего! — Он пытался не выйти из себя, но это было не легко. — Посмотрим. Я тебе позвоню.
— Позвонишь мне?! — Она уже почти перешла на крик, и в глазах ее можно было заметить слезы. — Позвонишь мне?!
— Ладно, успокойся! — Ли сделал шаг по направлению к ней, надеясь что она еще не привлекла к нему всеобщее внимание. — Сказал позвоню, значит позвоню. Я был занят все эти дни, ты же знаешь.
— Да, занят этим своим футболом! Тебе что важнее — этот твой футбол или я?
Ли со злостью посмотрел на нее.
— Я позвоню тебе!
Кевин посмотрел в их сторону, и Ли перевел свой взгляд на него. Было в этом взгляде нечто такое, что заставило Кевина отвернулся.
Шерон определенно решила не сдаваться.
— Ладно, делай что хочешь, но я не знаю, буду ли свободна, когда ты позвонишь. Знаешь, я тоже занятой человек!
— Никуда ты не денешься. — Ли отвернулся.
Она уставилась на его спину, злясь на него, за то что не уделяет ей внимания, и на себя, потому что знала, что он прав. Никуда она не денется.
Она снова отошла к подругам; Ли заметил, что все они смотрят на него, в то время как Шэрон в отчаянии ломает руки. Он улыбнулся.
Ли и Кевин стояли на краю танцпола, когда к ним подбежал Джон и рассказал, что на входе началась заварушка между секьюрити и группой парней.
Дремавший до того в его крови адреналин заставил Ли выпрямиться.
— Все, собрались! Жиды здесь!
Моб из примерно тридцати «Челси» ринулся ко входу; посетители клуба в панике разбегались в разные стороны. Члены фирмы рвались навстречу фанам «Тоттэнхэма», которые уже завалили секьюрити и ворвались в клуб.
Баллончик со слезоточивым газом разорвался прямо перед «Челси», заставив их отступить, закрывая лица. Моб Шпор бросился вперед, размахивая перьями и бейсбольными битами.
Ли прыгнул первым, разбив пивную бутылку о лицо переднего фана «Тоттенхэма». Он усмехнулся, увидев, как лицо заливает кровь, а противник пятится назад, пытаясь побороть боль. Улыбка Ли превратилась в зловещую ухмылку, когда он вытащил выкидной нож. Махач шел уже по всему танцполу, и звон осыпающихся стекол и панические визги женщин были для ушей Ли самой волшебной музыкой.
Фан «Тоттенхэма» прыгнул на Ли с бритвой, разрезав его майку Ralph Lauren.
— Ах ты сраный ублюдок! — Рассвирепевший Ли сбил парня с ног.
Кевин подбежал на помощь Ли, так как парень продолжал сопротивляться. Остальные парни «Тоттенхэма» уже начали отступать по направлению к выходу, оставив приятеля расплачиваться за свои грехи.
— Подержи его, Кевин!
— Чего?
— Чего слышал!
Кевин пытался поднять жида, но тот все еще старался вырваться.
В это время к ним подошел Джон.
— Ой, Джон, дай нам руку!, — усмехнулся Ли, глядя, как Джон тоже вцепился в лежащую на полу фигуру. — Улыбнись, жидовский ублюдок!
Он разрезал левую щеку чела своим ножом.
— Теперь будешь улыбаться вечно!
Он сделал то же самое с правой щекой. Фан «Тоттенхэма» застонал, держась руками за лицо. Ли поднялся, пнул своим кроссовкам Ellesse его в пах, потом пошел в сторону, улыбаясь.
Шокированный Кевин попятился назад, в изумлении глядя на Ли. Он понял, что так и стоит с открытым ртом, и захлопнул его, почти ощутив, как лязгнули зубы.
Довольно улыбающийся Ли подошел к Кевину.
— Ты в порядке, приятель?
— Слушай, Ли, это было слишком.
— Да пошел ты, Кев, лучше посмотри на мою майку! Что с тобой, в конце концов?
— Что со мной? Ты на себя посмотри! Ведь все это нужно, чтобы весело провести время, только что-то я не вижу смеющихся людей!
— Да ладно, одного я заставил улыбаться, он теперь всю жизнь улыбаться будет.
Кевин направился к выходу.
— Все, я отваливаю, пока полисы не приехали.
По пути он заметил Шэрон, стоящую в окружении подруг. Она пожала плечами, и он вышел в прохладную ночную темноту.
— Ну а теперь с ним что? — спросил стоявший рядом с Ли грамотно прикинутый молодой парень из Нулвича. — Опять облажался? Я не знаю, чего ты церемонишься с ним, Ли!
— Слушай, он в порядке! Он круче, чем вы все, вместе взятые! А теперь пошли, убедимся, что никто ничего не видел, и сваливаем, пока нет копперов!»
Фирма рассосалась и направилась к выходу сквозь все еще не приходящих в себя посетителей клуба. Ли отправился туда, где стояла Шэрон и ее подруги.
— Ну как, Шэз, ты идешь?»
Шэрон бросила взгляд в его сторону и снова отвернулась к щебечущим подругам.
— Тогда увидимся позже, береги себя! — Он пошел дальше к дверям, краем глаза заметив, что она двинулась следом.
— Прости меня, Ли. — Она взяла его под руку, когда они вышли на улицу.
— Ли, зачем ты это сделал? — Они уже шли домой. — Кевин прав, это было ужасно.
— Давай не будем об этом, Шэз. Меня уже тошнит от этих разговоров. Все об этом только и говорят.
— Я боюсь.
Он остановился и заглянул сверху в ее испуганное лицо. — А ты не бойся.
Он увлек ее на автобусную остановку. Их губы и языки встретились. Она почувствовала, как твердеет его член, и расстегнула молнию, чтобы освободить его.
Вот это жизнь , подумал Ли, глядя, как голова Шэрон ритмично двигается взад-вперед у его промежности. Настоящая жизнь!
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Инспектор Уэлш стоял, заложив руки за спину, и смотрел в окно. Он с пеленок мечтал быть полицейским, с пеленок хотел ловить и сажать преступников.
Он стал полисменом сразу после школы и несколько лет вкалывал как проклятый, не добившись ни единого повышения. Он просто наслаждался самим фактом ношения формы, и только женившись, стал задумываться о карьере. Необходимость содержать дом, жену и ребенка заставила пересмотреть взгляды на будущее. Так он влился в ряды особого управления, специализирующегося на «секретных» операциях. Он сам убедил себя, что ему это правится. И Уэлш не собирался останавливаться на достигнутом — его карьера должна идти только вперед.
Он был вполне доволен своей должностью в полицейском управлении Фулхэма. Он работал в нем уже несколько лет. Чтобы держаться на плаву, нужно быть на высоте во всем, и ликвидация банды хулиганов «Челси» должна сделать его первым кандидатом на повышение. «И я поймаю этих чертовых хулиганов!», пробормотал он себе под нос при входе на совещание. «Они не смогут остановить меня!»
Его подчиненные, сержанты и констебли оперативного отдела, сидели в тишине, бросая друг на друга нервные взгляды. Инспектор Уэлш медленно повернулся к ним лицом.
— Знает кто-нибудь из вас, что это такое? — Он показал кусочек белой бумаги, по виду напоминающий кредитку. — Кто-нибудь! Не можете?
Он старался сохранять хладнокровие. На карточке было отпечатано: ВЫ БЫЛИ ВЫЧИСЛЕНЫ И ЗАВАЛЕНЫ ХУЛИГАНАМИ «ЧЕЛСИ».
— Это визитная карточка, шеф, — в унисон ответило ему несколько голосов.
— Правильно, визитная карточка! — он даже покраснел от злости. — Я хочу, чтобы эти боевики прекратили свои художества, причем немедленно!
Он все еще пытался быть спокойным.
— Вот эта вот штука была найдена в ночном клубе на Стритэм Хай Роуд после нападения на него вчерашним вечером. В этом клубе постоянно обретается некий Ли Джонс. Он из Стритэма, ему 26 лет, и он известный хулиган «Челси». Похоже, что именно он является организатором большинства беспорядков на трибунах и на улицах на «Челси» и матчах сборной заграницей.
Он выдержал паузу, окинув взглядом собравшихся, дабы убедиться, что все слушают внимательно.
— Вчера вечером в этом ночном клубе жестокому нападению подвергся один молодой парень из северного Лондона. Однако, как обычно, никто ничего не видел. Но если мы учтем тот факт, что парень — болельщик «Тоттенхэма», а болельщики «Тоттенхэма» и «Челси», мягко говоря, друг друга недолюбливают, то становится более чем вероятно, что без Джонса здесь не обошлось.
Уэлш принялся расхаживать но комнате взад-вперед.
— Каждый сидящий здесь должен абсолютно четко уяснить себе — чем быстрее наш приятель Джоне исчезнет со Стэмфорд Бриджа и улиц нашего города, тем лучше.
Он остановился. Его глаза впивались то в одного, то в другого.
— Есть у кого-то какие-нибудь идеи, каким образом мы можем уничтожить эту банду и поймать Джонса с поличным?
— Шеф?
— Да, сержант МакКензи?
— У Джонса есть приятель, некто Кевин Мюррэй. Они росли вместе. По слухам, этот Мюррэй весьма недоволен растущей эскалацией насилия в среде кэшлс. Может, стоит приглядеться к нему?
— Гм, вы думаете, ему это не правится? Он пытается отойти в сторону?
— Может быть, пока нет, шеф, но он, похоже, не рад растущей жестокости столкновений.
— Отделу футбольной разведки удалось внедрить своего человека в ряды хулиганов «Челси». Может быть, мы сможем использовать его для налаживания связи с Мюррэем.
Мысль о еще одном вбитом в крышку гроба Джонса гвозде настроила Уэлша на более добродушный лад.
— Хорошо, сержант МакКензи, расскажите нам все, что вам известно об этом парне; я думаю, футбольная разведка не откажется нам помочь. Держите его под наблюдением. Может быть, мы попросим его нанести нам визит.
Ли лежал на спине, закинув руки за спину. При воспоминании о предыдущих событиях дня по его лицу расползалась улыбка — унижение Gooners на их же территории, махач в клубе, улыбка, оставленная им на лице жида, и время, проведенное с Шэрон.
— Блядь, она охуительная, просто охуительная, — сказал он громко. Ли часто думал о Шэрон. Она клево выглядела, она любила его, и она была чертовски хороша в постели.
— Блядь! — простонал он, почувствовав напряжение в паху. Он покачал головой и фыркнул. Шэрон ему очень нравилась, но он ни за что не сказал бы ей об этом — главным для него была его репутация.
Его лицо стало серьезным, когда он вспомнил о своем лучшем друге. Что за хуйня с Кевином? Может, Терри и прав, может, Кевин на самом деле перестал быть бойцом? Он сел, размышляя о том, что происходит с его лучшим приятелем, его правой рукой, человеком, рядом с которым он вырос. Он был ему скорее братом, чем другом.
Еще детьми они вместе воровали конфеты из местного магазинчика. В школе всегда держались вместе против учителей и других ребят. Кевин всегда был рядом. Ли вспомнил тот раз, когда их вызвали к директору за курение в туалете и то, что они отнимали бабки у школьников младших классов. Кевин тогда просто послал директора на хуй и стал громить его кабинет.
Ли засмеялся. Были же времена! Старые добрые времена! А теперь что? Ли это правилось все меньше и меньше. Надо мне с ним поговорить!
Он дотянулся до телефона и набрал номер Кевина.
—Алло?
— Привет, Кев, это Ли.
— 3дорово, Ли. Не рановато? Ты у Шэрон?
— Нет, я вернулся на такси еще рано утром. Оставил ее на совесть выебанной! Слушай, ты чего сегодня делаешь?
— До вечера ничего, а что?
— Не хочешь подъехать? Нужно потрещать на счет следующей игры с «Миллуоллом» и матче сборной через месяц.
— Не хочешь останавливаться?
— Ты о чем? — спросил Ли раздраженно.
— Да все о том же! О вчера, о том парне! Зачем ты это сделал?
— Блядь, Кев, не начинай снова! Слушай, он жид, значит, так ему и надо! Кев, парни думают, что ты больше не боец — нам нужно поговорить об этом.
— Я думаю, это тебе Терри сказал!, — сказал Кевин; он отлично знал, что Терри недоволен его дружбой с Ли.
— Пусть так, и что?
— Да ничего, просто ты мне последнее время не нравишься. То, что, ты делаешь последнее время, это слишком.
— Слушай, Кев, прекрати! Помнишь, как мы были детьми? Мы все делали вместе, а теперь ты меня кидаешь!
— Это другое, тогда мы действительно были детьми. Это было просто весело, мы хотели всего лишь позлить предков и преподов. Но сейчас все серьезно, нами могут заняться полисы.
— Да хуй с ними, с полисами! Ты боишься их, что ли? Это то, что ты делаешь, слишком!
— Ладно, ладно! Успокойся! Я приеду. Примерно к двенадцати подскочу.
— О’кей, увидимся. — Ли положил трубку и покачал головой. — Чего с ним такое? — проворчал он.
Телефон тут же зазвонил снова.
— Алло?
— Привет, милый!
— А, Шэз, странно, что ты так рано проснулась.
Шэрон хихикнула.
— Любимый, я уже выспалась! Ли, ничего, если я сегодня приеду к тебе?
— Хочешь еще? — спросил он шутливо. — Тебе мало?
— Ага, ничего не могу с собой поделать.
— Хорошо, приезжай, когда захочешь. Кев тоже должен подъехать.
Сердце Шэрон разочарованно сжалось, и ее молчание выдало Ли секрет.
— А в чем проблема? Кевин все понимает, он не откажется часок посмотреть телек.
— Ну ладно, раз ты уверен в этом, — сказала она. — Я скоро приеду. Пока!
Она послала несколько поцелуев в трубку.
— Пока, Шэз, увидимся. — Ли улыбнулся, представив, как снова раздвигает ножки Шэрон.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Кевин сидел на втором этаже автобуса и размышлял о телефонном разговоре с Ли, когда почувствовал, что кто-то сел рядом.
— Привет, Кев.
— А, привет, Шэрон. Куда едешь?
— Куда и ты.
— Черт, по телефону сегодня утром он мне ничего не сказал.
— Так это из-за тебя я никак не могла дозвониться! И о чем вы говорили так долго?
— Лучше не спрашивай. Он все не может отойти после вчерашнего.
— О нет! — Лицо Шэрон исказила гримаса. — Это было ужасно! До сих пор не могу поверить, что он на это способен!
— Я пытался остановить его, но ты же знаешь, он не станет меня слушать.
— И ты тоже? Я пыталась ему объяснить прошлой ночью, но он меня не слушает. Кевин, я боюсь. Он всегда был ненормальным, но все-таки не настолько. Правда? Ты же его давно знаешь, скажи мне!
— Вообще-то он всегда был психом. Но обычно держал себя и руках. Иногда, по крайнем мере.
— Иногда? Что ты имеешь в виду?
— Когда мы учились к школе, мы были самой настоящей шпаной. Понимаешь, о чем я: отнимали деньги у младших, таскали девчонок за косы и все такое. Потом драки, курево и так далее. Ничего, в общем-то, особенно серьезного. — Воспоминания вызвали на его лице улыбку. — Он тебе никогда не рассказывал, как мы были модами?
Шэрон отрицательно покачала головой. Она отлично понимала, как мало знает о прошлом своего приятеля.
— Никакие скинхеды не могли справиться с нами! Даже на «Челси», на Шед, когда там были одни скины, мы свободно разгуливали в парках, и никто нам ничего не говорил. Здесь, в Стритоме, нас все знали. Мы были основными модами во всем южном Лондоне. — Кевин почувствовал, что его переполняет гордость. — Мы, в общем-то, всего лишь прикалывались, но нас тем не менее боялись и уважали.
— Да, есть веши, которые никогда не меняются, — сказала Шэрон. Кевин засмеялся.
— Как-то раз мы поехали в Брайтон на выходные, и там начался махач со скинхедами. По всему пляжу. Ли будто рехнулся. Хуй знает, сколько народу он завалил. Он не остановился, даже когда появились копперы. Мне к еще нескольким нашим пришлось его буквально оттаскивать. Потом, когда мы начали рассказывать ему, как все было, он почти ничего не мог вспомнить. Если бы его парка не была вся в крови, я думаю, он вообще бы нам не поверил.
— Думаешь, сейчас с ним происходит то же самое?
— Нет, вряд ли. Ли отлично все понимает. Если так пойдет и дальше, то все кончится тем, что его закроют.
— Иногда он меня просто пугает. Особенно этот его безумный взгляд. — Шэрон прикусила губу, чтобы остановить слезы.
Кевин почувствовал жалость. Он знал, что она хорошая девушка и заслуживает лучшего обращения.
— Но что мы можем сделать? Никто из остальных парней не считает, что происходит что-то особенное. А этот ублюдок Терри вообще говорит, что я перестал быть бойцом.
— Дело в том, что ты умный, Кевин. А остальные — просто безмозглые идиоты, которые не задумываясь прыгнут с десятого этажа, если Ли скажет им это сделать!
Они засмеялись, но оба знали, что она права. Кевин отвернулся и стал смотреть в окно; для воскресенья на улицах было что-то уж слишком спокойно. Дорога казалась совсем пустой, только патрульная машина ехала навстречу.
— Ублюдки! — выругался он, когда машина поравнялась с автобусом.
— Ты чего? — спросила Шэрон, не поняв, о ком он.
— Да ничего, просто полисы. Как обычно, рыскают в поисках неприятностей.
Ли открыл дверь, услышав звонок.
— Заходите. Я вижу, вы уже встретились по пути.
— Привет, милый. — Шэрон поцеловала его в щеку. — Мы встретились в автобусе.
— Отлично, тогда не будем терять времени, — сказал Ли, едва они вошли. — Шэрон, любовь моя, будь хорошей девочкой, сделай нам кофе. Нам с Кевином надо кое-что обсудить. — Ли шутливо потрепал ее по попке.
Шэрон, пританцовывая, проследовала на кухню, а парни расселись в гостиной. Кевин окинул взглядом знакомую комнату и осознал, как много значит для Ли «Челси» и его хулиганы. На стенах повсюду висели фотографии команды разных лет, особенно победные. На столе кипой свалены программки, а книжная полка в углу вся была заставлена книгами о «Челси» и футбольном хулиганизме. На полке лежало несколько папок, заполненные газетными вырезками о футбольном насилии — не только с матчей «Челси», но со всего света.
— Ладно, Кев, в ближайшую субботу нас ждет «Миллуолл», и по слухам они привезут более 400 парней. Наверняка они попытаются замутить махач прямо на Западной трибуне, так что все наши должны быть на месте. На тебя рассчитывать?
— Конечно, блядь! — ответил Кевин, разозлившись, что Ли еще спрашивает его об этом. — Разве я когда-нибудь пропускал дерби?
— Нет, но некоторые парни сомневаются в тебе, и я в том числе.
— Ли, давай не будем об этом! Все со мной в порядке, просто мне кажется, что все зашло слишком далеко. И особенно ты. Взять хотя бы прошлый вечер — то, что ты сделал с этим челом из «Тоттенхэма», это слишком.
— Да пошел ты, Кев! Он заслуживал этого! И потом, хватит о прошлом — я надеюсь, что ты будешь в порядке в следующую субботу. Я не хочу, чтобы парни сомневались в тебе.
— Я уже сказал, что приду.
— Ну и отлично, тогда встречаемся в пол-двенадцатого на «Слоан-сквер». Потом зависнем наверху на немного. «Миллуолл» пойдут через Кингз Роуд, и когда мы их пропалим, прыгнем на них. Ни они, ни полисы этого ждать не будут.
— Должно быть неплохо, если получится, — Кевин постарался добавить в голос энтузиазма. Он был не против помахаться, но беспокоился о том, что еще придумает Ли. — Какие планы насчет матча сборной в Мюнхене?
— Все, что мне нужно знать, это могу ли я рассчитывать на тебя — ведь ты моя правая рука. Если ты едешь, все остальное не так важно.
«Об этом не беспокойся», — подумал Кевин. Немцев он ненавидел. Что бы ни придумал Ли, для немцев не будет слишком.
— Мы будем действовать вместе с париями из «Арсенала», «Миллуолла» и «Бирмингема», — продолжал Ли, так что попутчики нам не нужны. Понимаешь, о чем я, Кев? — Ли хотел убедиться, что его приятель будет с ним.
— Да, не беспокойся, Ли. Я еду с тобой.
— Ну и здорово.
Шэрон постучалась и вошла в комнату с подносом, на котором стояли чашки с кофе и бисквиты. Ли даже не посмотрел в ее сторону.
— О чем это вы тут говорите?
— Да ни о чем таком, Шэз. — Ли погладил ее бедро, когда она села рядом. — Так я рассчитываю на тебя в эту субботу?
— Да, — ответил Кев, макая шоколадным бисквит в кофе.
— Я скажу тебе вес подробности насчет поездки в Германию, когда буду знать наш точный состав.
— Бабки вперед собирать будешь?
— Нет, я возьму карточку. Так что полисы нам в этом помешать не смогут.
— Круто! Кто едет точно?
— Как обычно — Терри, Майк, Джон и Иан. И еще несколько парней хотят ехать с нами.
— Например?
— Приятели Иана из Вулвича. Они были с нами пару раз на «Челси» раньше.
— На дерби с «Вест Хэмом» они с нами были?
— Да. И еще один чел, его зовут Джо, хочет ехать с нами.
— Чего еще за Джо?
— Я то же самое спросил, когда Иан сказал мне об этом. Он уже давно ходит на «Челси» и слышал о нашей фирме только хорошее. Так что он начал спрашивать людей, как можно попасть к нам. Так он вышел на Иана. Иан говорит, что он стоящий чел, и я передал ему, что мы возьмем его с собой в Манчестер, если он хочет.
— Ну и?
— Не знаю, Иан должен посвятить его во все детали, если он решит ехать. В любом случае, сели он хочет быть с нами, то поедет, если нет, то может забыть о нас!
— То есть нам придется подождать.
— Ага. Слушай, у меня на сегодня еще дела есть. — Он провел рукой по бедру Шэрон и просунул ее под юбку. — Мне пора заняться своей Лолитой! — добавил Ли.
Шэрон обвила шею Ли руками. Ли поднял ее и начал подталкивать по направлению к спальне.
— Ладно, пока, — Кевин вышел вслед за ними из гостиной, но дальше их пути разошлись. Он обернулся, не услышав ответа, и увидел, как Ли задирает вверх свитер, чтобы добраться до внушительного бюста Шэрон. Он осторожно прикрыл дверь и вышел на улицу.
«Хуй бы с этим „Миллуоллом“ и с этой сборной», — выругался он, почувствовав, как холодный осенний ветер насквозь продувает его куртку Duffer.
— Зря ты с ним так сурово, — сказала Шэрон. Они лежали рядом и постели. — Он беспокоится о тебе. И я тоже.
— Слушай, Шэз, дело же не только во мне. Он уже всех достал, а поскольку он мой лучший приятель, то все мне это высказывают. Ему пора попять, что мы теперь занимаемся серьезными вещами. А потом, я думаю, есть вещи поинтереснее, чем обсуждать поведение Кевина. — Ли провел рукой по обнаженному телу Шэрон, просунул пальцы в ее влажную вагину. Она широко развела ноги (на них были чулки, Ли всегда хотел, чтобы она их не снимала) и застонала.
— Давай, Ли, я хочу тебя.
— Не беспокойся, дорогая, я уже иду. Но не сразу, вначале я сделаю еще кое-что. — Ли перевернул ее и поставил на четвереньки.
«Почему всегда не может быть так хорошо», — подумала она; уверенными и не торопливыми движениями Ли быстро довел ее до оргазма.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Был еще только вторник, а Кевин уже начал бояться субботы. Он даже не мог сосредоточиться на своей работе из-за того, что они с Шэрон могут сделать, чтобы Ли успокоился?
— Черт!
Он выпрямился, провел руками по своей короткой темноволосой шевелюре, и вернулся к изучению кипы документов, лежавших перед ним. Телефонный звонок нарушил его непрочную концентрацию.
— Добрый день, Кевин Мюррэй у телефона.
— Добрый день Кевину Мюррэю у телефона, здесь Ли Джонс у телефона.
— Здорово, Ли, как дела?
— Не слишком круто поднялся для простого лондонского парня?
— A что делать? Все должны быть довольны — и боссы, и клиенты, сам понимаешь.
— Да, конечно. Ладно, давай о более важных вещах. Наш состав в субботу будет оптимальным, похоже.
— Круто! Сколько?
— Не знаю. Несколько сотен. Достаточно, чтобы дать «Миллуоллу» просраться.
— Рад слышать.
— Я знал, что на тебя можно положиться.
— Ради Бога, не начинай все заново, Ли! — Кевина уже тошнило от разговоров о его несостоятельности.
— Извини, брат.
— Слушай, тебе не о чем беспокоиться. Я там буду. Ни одна сука не сможет меня удержать!
— Ни одна сука? А ни одна шлюха?
— Даже ни одна шлюха! — Оба засмеялись.
— Ладно, Ли, я не могу долго разговаривать. Шеф сегодня не в духе.
— Нет проблем, в субботу увидимся.
— Пока.
Кевин положил трубку и вернулся к работе. Как бы там ни было, а достойный махач в субботу поможет ему снять напряжение, накопившееся за последнее время на работе.
Фаны «Миллуолла» высыпали из вагонов на платформу станции метро «Слоап-сквер». Толпа все росла и наконец перестала умещаться на станции, люди выходили на улицу, порядком удивив полисов своим количеством. Постепенно все парни «Миллуолла» вышли в город и по Кингз Роуд двинулись вглубь вражеской территории.
Субботние прохожие молча провожали взглядом 400 пар элитных кроссовок и дорогих курток. Псих Майк также проследил за ними, потом поднес к уху трубку.
— Ли? Это Майк.
— Майк? Ну как, ты их еще не видишь?
— Не вижу? А ты их еще не слышишь? — Он направил трубку в сторону как раз что-то зарядившего моба. — Блядь, их хуева туча. Ли!
— Ладно, мы идем.
Ли спрятал трубу в карман и сказал, обращаясь к пабу, битком забитому хулиганами «Челси».
— Парни! Их много, и они уже здесь, идут в нашу сторону!
Пиво было прикончено одним глотком, адреналиновая волна подхватила народ и понесла к дверям паба. Даже Кевин, хоть и страшился действий Ли, ощутил, как предвкушение махача наполняет каждую клеточку его организма.
Ли ощущал себя настоящим полководцем, ведущим свою армию навстречу «Миллуоллу» по Кингз Роуд. «Челси» выходили изо всех пабов; заметив друг друга, два моба начали стремительно сокращать разделявшее их расстояние. Смесь страха и ярости гнала людей вперед.
Первые ряды уже обменивались пинками и ударами, воздух наполнился ругательствами и криками. Полисов было мало, им оставалось только бессильно смотреть на разворачивающееся на их глазах действо и ждать подкреплении.
— Давайте, миллуоловские мрази! — прыгнув на свою первую жертву, Ли плотно зарядил ему в табло. Удовольствие переполнило его, когда он окинул взглядом плоды своего труда — повсюду в воздухе мелькали кулаки и ботинки, иногда кое-где поблескивала сталь.
Полисы наконец были готовы вмешаться, уже с собаками и на лошадях. Массовая драка прекратилась, но мелкие стычки возникали по всей Кингз Роуд, пока полисы не наводнили все вокруг. Извечный враг хулиганов опять вышел победителем.
— Скамы ебаные! Вечно весь кайф нам обламывают! — выругался Ли. Вместе с несколькими парнями из своей фирмы переулками они вышли на Фулхэм Роуд и двинулись к Стэмфорд Бриджу. Остальные молча согласились.
— Я вижу, ты снова в форме, Кев, — сказал Ли приятелю, шедшему рядом. — Я горжусь тобой. — Он похлопал Кевина по спине. Кевин улыбнулся. Он был доволен тем, что успел завалить двоих миллуоловскнх тварей, прежде чем пришлось спасаться бегством от полицейского с собакой.
NO ONE LIKES US,
NO ONE LIKES US,
NO ONE LIKES US — WE DON’T CARE!
WE ARE MILLWALL,
SUPER MILLWALL,
WE ARE MILLWALL FROM THE DEN!
Легендарный боевой гимн гремел на Западной трибуне. Такой тяжелой обстановки на Стэмфорд Бридже на памяти Ли еще не было. Его чувства разрывались между восхищением столь массовой демонстрацией силы, устроенной гостями на трибуне «Челси», и необходимостью что-то предпринять, чтобы покончить с этим.
— Блядь, их точно хуева туча! — прокричал он, обращаясь к своей фирме.
Никто не смотрел на поле, все выискивали взглядом в толпе чужих.
— Вон, Ли, смотри, вон эти ублюдки! — Джон вернулся, он указывал на нескольких парней в куртках Junior Gaultier и джинсах Stone Island. — Давай прыгнем на них!
— Погоди, Джон, успокойся, это только приманка! — ответил Ли. Он боялся начать слишком рано и пропустить основу «Миллуолла».
— Дa ладно, Ли! Они же глумятся над нами! Погнали!
— Слушай, давай подождем хотя бы до гола или чего-нибудь типа этого, и тогда прыгнем. А пока иди скажи остальным нашим. — Джон кивнул и растворился в толпе. Кевин испытывал довольно противоречивые чувства.
«Челси» атаковало. Болельщики хозяев на Западной трибуне стоя поддерживали свою команду. Даже моб Ли неистово подбадривал Синих. Наконец мяч влетел в сетку ворот «Миллуолла», фаны «Челси» отметили это событие яростным слэмом, рев и крики стали оглушительными.
МЫ ДЕРЖИМ ФЛАГ СВОЙ ВЫСОКО,
И ПРОНЕСЕМ ЕГО ЛЕГКО,
СО СТЭМФОРД БРИДЖА НА УЭМБЛИ,
МЫ ДЕРЖИМ ФЛАГ СВОЙ ВЫСОКО!
Ликование грозило растянуться надолго. Но для Ли и фирмы то был всего лишь сигнал к началу настоящего дела. Синяя ракета вылетела по направлению к группе выкрикивающих оскорбления «Миллуолла» несколькими рядами выше, и Ли со своим мобом pинулись вслед за ней.
Ли прыгнул, размахивая бритвой, на ближайшего фана «Миллуолла». Разрезать лицо парня от уха до рта оказалось проще простого. Оппоненты яростно бились друг с другом, повсюду воцарился хаос.
Обмениваясь ударами с фаном «Миллуолла», Кевин увидел, как Ли с ножом в руке выбрал себе новую жертву. Яростным ударом Кевин сбил с ног своего противника, но все его внимание было приковано к Ли, одержимо размахивающему ножом. Отступив чуть назад, Кевин покачал головой, но секундная нерешительность стоила ему пропущенного удара откуда-то сбоку. Он успел увидеть только золотую печатку на пальце.
— Черт! — Он обернулся и начал отмахиваться с обеих рук. Наконец, к облегчению Кевина, махач стал затихать, так как на трибуну вторглась полиция.
Ли и Майк смотрели, как полисы разбираются с фанами «Мнллуолла».
— Им никогда не погнать нас! — сказал Майк, еще не успевший отдышаться после махача.
— «Миллуоллу» или копперам? — Оба засмеялись. Парни постепенно возвращались на свои места.
— Эй, Кев, что это с тобой? — спросил Ли, заметив друга. Кевин вытирал кровь с щеки в том месте, где печатка содрала кожу.
— Какой-то миллуоловский ублюдок решил, что он крутой. Пришлось завалить ублюдка.
— Рад видеть, что ты не изменился, приятель. — Ли обвел взглядом остальных парней, чтобы убедиться, сомневается ли кто-нибудь в нем и Кевине сейчас. Никто не сомневался.
Ликующая толпа вытекала со Стэмфорд Бриджа на Фулхэм Роуд, и впереди нее был моб Ли. Не привлекая ничьего внимания, они спустились в метро, на станцию «Фулхэм Бродуэй».
Ли смотрел вокруг. Слоняться здесь и ждать, пока полисы выпустят «Миллуолл», смысла не было. «Мы живем в полицейском государстве», — подумал он.
— Кев! Скажи всем, мы едем на «Лондон Бридж»!
— Угомонись, Ли, и так все знают! Вообще, чего нам еще нужно? Мы достойно выступили сегодня, а «Лондон Бридж» — не наша территория.
— Тебя никто не заставляет. Правда, я не думал, что ты стал ссыкуном. Не бойся, Кев, это займет немного времени. — Он посмотрел на Кевина, но тот отвернулся. — Слушай, если ты не готов к серьезным делам, то иди и болей за «Фулхэм»!
— Ладно, я еду, отъебись!
— Ну и отлично, надеюсь, ты будешь в порядке, как сегодня днем, — сказал Ли, протискиваясь в переполненный поезд.
Приехав на «Лондон Бридж», фирма «Челси» сразу разделилась на мелкие группы, которые рассосались по станции.
— Сколько нас тут, Ли? Сотня?
— Не меньше, Майк. Вполне достаточно, чтобы не побежать. Где Джон с Терри?
— Палят внизу, — ответил Кевин, потирая травмированную щеку. — Блядь, эти ублюдки мне метку на память оставили!
— Красавчик! — сказал Майк, пытаясь обнять Кевина и поцеловать в щеку.
— Пошел ты, Майк!
— Парни, парни! Хорош! — ухмыльнулся Ли. — Все идет по плану. «Миллуолл» должны попасть в засаду.
В кармане Ли зазвонила труба.
— Джон?
— Поезд подъехал, они сейчас выйду!!
— Эй вы, давайте сюда! — крикнул Ли Кевину с Майком, убирая телефон назад. Потом обратился к остальным. — Все, погнали! Встретим их на выходе!
Кевин вздохнул. Из года в год они устраивали засады на «Лондон Бридж». История все время идет по кругу.
Фирма «Миллуолла» поднималась вверх по лестнице, все были заняты обсуждением предыдущих событий дня. Были заняты и не заметили парней, наблюдающих за ними сверху.
Бутылка влетела в самый центр толпы. Засада!
Они посмотрели по сторонам, отыскивая взглядом оппонентов, но Ли и другие парни «Челси» уже неслись на них, предварив прыжок зарядом «ЧЕЛСИ!»
По мере того как моб «Миллуолла» становился все ближе, сердце Ли билось все быстрее. Он прыгнул на переднего молодого, размахивая ножом. Тот закрыл рукой лицо, чтобы спастись от сверкающей стали, и нож распорол только предплечье.
Майк обрушил на его голову металлическую урну, и парень без сознания рухнул на пол. Ли посмотрел вокруг, на кого бы еще прыгнуть, но большинство суппортеров «Мнллуолла» уже испарились, только несколько бойцов остались стоять.
Пока остальные парни гнали остатки «Миллуолла» назад в метро, Ли вдруг заметил одного из них, пытающегося отползти в сторону. Ли толкнул Майка локтем в бок, и они незаметно подкрались поближе. Правда, первым успел Кевин, отвесивший парню сочного пинка. Кевин засмеялся, когда тот в ужасе обернулся. Все больше «Челси» подходило, ухмыляясь и перекрывая пути к отступлению, и в конце концов искаженное паническим страхом лицо исчезло под градом пинающих его кроссовок. То был единственный вид спорта, непредусмотренный каталогом Adidas.
Кевин отошел в сторону, как только дело стало принимать некрасивый оборот, и теперь смотрел на избиение со смешанными чувствами; часть его хотела присоединиться, а другая — уйти оттуда подальше. Началось все нормально, но теперь могло закончиться убийством, а он не хотел участвовать в убийстве. Кевин был слишком занят собственными мыслями и не заметил подбежавших сзади копперов, и не успел ничего предпринять, как ему заломили руки за спину и затащили в автобус.
ГЛАВА ШЕСТАЯ
Кевин сидел в камере, обхватив голову руками. Почему я? Почему не Ли или кто-нибудь другой? Уверен, полисы видели, как Ли ударил того парня с ножом! Не ослепли же они все!
Голоса и шаги в коридоре заставили его оторваться от своих мыслей, он огляделся. Его мышцы напряглись и лицо исказилось, ругательство в адрес полицейских ублюдков по ту сторону железной двери уже готово было сорваться с его уст.
Раздался скрежет ключей и дверь отворилась. Инспектор Уэлш с опасением вошел в камеру и оглядел хулигана «Челси».
— Так, так, Кевин, я слышал, ты не очень хорошо себя вел.
— Тебе-то что?
— Ну-ну, не стоит злиться. Я всего лишь хочу задать тебе несколько вопросов. Есть кое-что, что очень меня беспокоит.
— Мне тебе не о чем рассказывать!
—А я вот думаю, что мы сумеем договориться. Разве нет? — Уэлш повернулся и вышел из камеры, знаком приказав Кевину следовать за ним.
Но Кевин остался на месте.
— Я же сказал, что не буду говорить!
— Давай, Кевин! Это не больно.
— Это угроза?
Уэлш ухмыльнулся и кивнул двум здоровым констеблям. Они вошли в камеру и схватили Кевина. Он рванулся, стряхнул их с себя, и лишь затем направился к выходу.
— Может быть, хочешь кофе, а, Кевин?
Он покачал головой.
— Чаю?
— Нет.
— Как насчет закурить?
— Нет! Ничего мне от тебя не нужно! — Кевин сел на пластиковый стул. Он оглядел комнату и заметил, что ничего не изменилось с тех пор, когда он в последний раз был задержан за участие в беспорядках. Старые плакаты на стене, омерзительно грязный пол и коппер в дверях, ковыряющий дубинкой в заднице.
— Ладно. Я уверен, что ты не будешь возражать. — Уэлш затянулся и выпустил в лицо Кевина струйку дыма.
Кевин отвернулся.
Уэлш положил на стол диктофон и нажал на запись.
— Начало допроса. Его проводит инспектор Джим Уэлш. Присутствуют сержант МакКензи и задержанный Кевин Мюррэй. Время — 21:44. Кевин, я задам вам несколько вопросов о беспорядках, случившихся на станции Лондон Бридж этим вечером, в ходе которых вы были арестованы. Ваши права вам известны. Вы уверены, что не хотите воспользоваться услугами адвоката?
— Уверен. Мне нечего скрывать.
— Хорошо. Скажите мне, что вы собирались делать на станции Лондон Бридж?
— Сесть на поезд.
— Кто был вместе с вами?
— Никого.
— Видели ли вы на станции кого-нибудь из знакомых?
— Нет.
— Вы уверены в этом?
— Да.
— Знакомы ли вы с человеком по имени Ли Джонс?
— Да.
— И вы не видели его на станции?
— Нет. Я же сказал, что никого из знакомых не видел.
— Я хочу знать наверняка. — Уэлш отпил кофе из чашки. — Мне известен тот факт, что в это время Джонс находился на станции, причем вместе с большой группой людей, многих из которых вы тоже знаете.
— Да? Кого, например?
— Джона Хоудена, Майка Хантера, Терри Джонсона, Иана Смита, Роба Уилсона — эти имена вам ни о чем не говорят?
— Я их там не видел, — на лице Кевина не дрогнул ни один мускул.
— Однако они все там были в одно и тоже время с вами. И я имею все основания полагать, что вы были вместе с ними, и вместе с ними участвовали в беспорядках.
— В таком случае вы ошибаетесь.
— Я так не думаю. Я даже думаю, что группа хорошо известных фанов «Челси» неслучайно оказалась на станции одновременно с фанами «Миллуолла». Я полагаю, что эта группа фанов «Челси» ожидала фанов из восточного Лондона. Это была хорошо спланированная засада. Не успели болельщики «Миллуолла» появиться, как были атакованы. Все это привело к серьезным беспорядкам, в ходе которых вы были задержаны. Что вы об этом думаете?
— Мне обо всем этом ничего не известно. Я был один. Я уже сказал вам об этом.
— Я скажу вам кое-что еще. Я считаю, что ваш друг, Ли Джонс, главный организатор этой засады, равно как и беспорядков на Западной трибуне Стэмфорд Бриджа сегодня днем.
— Нет. Ли никогда такими вещами не занимался.
— У меня есть достоверные сведения, что в среде фанов «Челси» Джонс известен как зачинщик беспорядков.
— Я уже сказал вам. Ли такими делами не интересуется.
— И вы тоже, если я правильно понимаю?
— Да, вполне, — ответил Кевин, глядя Уэлшу в лицо. — И я тоже.
— Тогда почему же вас задержали во время беспорядков?
— Я просто старался выбраться из толпы. Я не имею к этой драке никакого отношения.
— А что это тогда у вас на лице? — спросил Уэлш таким тоном, словно заранее знал ответ.
— Ударился о дверцу шкафа сегодня утром.
— Неужели?
— Именно так. — Кевин уже начинал беспокоиться. Он не понимал, откуда этот Уэлш так много знает. Он никак не мог решить, блефует Уэлш или нет.
— Отлично. Вернемся к сегодняшнему вечеру. Вы хотите убедить меня в том, что стали свидетелем, как на ваших знакомых напали, и не помогли им и даже не попытались остановить драку?
— Что? Остановить сотню парней, размахивающих ножами? Как вы себе это представляем? Кроме того, я же сказал, я такими вещами не занимаюсь!
— Ножами? Откуда вы знаете про ножи?
Сердце Кевина заныло. «Черт! Не стоит говорить лишнего. Спокойней».
— Я видел их у нескольких парней, вот и все.
— Вы их узнали?
— Нет.
— Могли бы вы составить их словесный портрет?
— Послушайте, я хотел как можно скорее убраться оттуда подальше, так что у меня не было желания их рассматривать!
— Вы давно знакомы с Джонсом, так? — спросил Уэлш, меняя тактику.
— Да, а что?
— Не совсем понятно, каким тогда образом вы находитесь в неведении относительно его занятий. Если он ваш друг, или даже лучший друг? Вот что меня удивляет.
— Ли, так же как и я, не занимайся беспорядками и всем таким прочим. А потом, он не обязан мне все о себе рассказывать. Как и я ему, кстати.
— Да? А своей подруге, как там ее зовут? — Уэлш заглянул и свою папку. — Ах да, как я мог забыть! Мисс Шэрон Гиллеспи. Уж она-то его хорошо знает. Как и он ее, кстати.
— Оставьте Шэрон в покое! — не выдержал Кевин.
Уэлш почуял слабое место в стальной броне Мюррэя.
— Да-да, мисс Гиллеспи. Интересно, что она знает о похождениях своего бойфренда?
— Могу еще раз повторить. Ли ни в чем не виноват.
— Но вы же сами сказали, что не рассказываете друг другу всего. Может быть, Ли рассказывает своей подруге?
— Вряд ли. Шерон ненавидит насилие и все с ним связанное.
— А наркотики?
— Наркотики? Причем тут наркотики?
— Вопросы здесь задаю я. Да, наркотики. Как Шэрон относится к наркотикам? Я имею в виду, употребляет ли она их?
— Шэрон? Наркотики! Она ненавидит наркотики и наркоманов!
— Похоже, вам многое известно о том, что о чем думает Шэрон. Вы с ней близкие друзья? Может, она побаивается Джонса, потому обратила свое внимание на вас… как на друга, конечно.
— Чушь какая-то.
— Чушь? Тогда, я думаю, для Шэрон не составит особого труда подъехать к нам и подтвердить сказанное вами.
— Не трогайте ее! Она ничего не знает!
— Ничего не знает о чем, Кевин?
Черт! Жарковато становится. Нельзя допустить, чтобы этот пидор Уэлш заманил меня в ловушку.
— Я хотел сказать, что они с Ли всего лишь встречаются. Шэрон не любит футбол, и Ли ей никогда о нем не рассказывает.
— О чем же они говорят обычно?
— Откуда я знаю? У меня нет привычки шпионить за Ли.
— Что ж, если не знаете вы, мне придется спросить об этом у нее самой.
— Я же сказал вам, Шэрон ничего не знает. Ли тоже ничего не знает, и я ничего не знаю. О чем же вы хотите, чтобы я рассказал?
— О банде отморозков из «Челси», всячески мешающим жить обычным болельщикам и простым гражданам. Я не говорю уже — о банде отморозков из «Челси», продающих экстази в ночных клубах.
— Я ничего обо всем этом не знаю, и мне непонятно, почему я еще здесь?
— Я думал, вы можете кое-что рассказать мне. Я все еще так думаю.
— Я уже сказал, что ничего не знаю. Слушайте, мне все это надоело! Я требую адвоката!
Уэлш пристально посмотрел на него. Он знал, что Кевину известны ответы на его вопросы.
— Все, допрос окончен. Время — 22:32.
Уэлш выключил диктофон и допил остывший кофе.
— Не хватит дурака валять, а, Кевин? Добавить ничего не желаешь?
Кевин молчал, только стук сердца отдавался в висках.
— Мне кажется, ты поумнее остальных.
Кевин продолжал молча смотреть на Уэлша.
— Ладно, ты знаешь, где меня найти, если передумаешь. — Уэлш встал и пошел к двери. Перед тем, как открыть ее, обернулся. — Подумай об этом на досуге, Кевин. Хорошо? — Он открыл дверь и растворился в коридоре.
Ковыряя свой дубинкой в заднице коппер сделал знак Кевину; тот поднялся и вышел следом.
Кевин сидел в обезьяннике и ждал адвоката; спиной он прижался к стене, а руки положил крест-накрест на колени. В голове непрерывно вертелись обрывки разговора с инспектором. Этот ублюдок хотел, чтобы я сдал своего лучшего друга! Никогда! Хотя Ли это бы могло успокоить. Нет, нет! Никогда не стану этого делать! Что, если кто-то узнает? Меня же просто убьют! Но как они узнают? Откуда?
Он потряс головой, чтобы положить конец вопросам, но это не помогло. Они по-прежнему крутились внутри. Он знал, что не сможет предать друга. Это, конечно, действительно остановило бы Ли, но должен же быть другой путь.
Он услышал, как в замке заскрежетал ключ, и поднялся. Его адвокат просунул голову в камеру.
— Все в порядке, мистер Мюррэй. Вы свободны.
— Слава Богу!
— Они не предъявили вам никакого обвинения, а так как ничего противозаконного вы также не сказали, то можете идти.
— Отлично! Спасибо, мистер Хатчинсон! Я ваш должник.
— Не стоит благодарностей. Кстати, могу вас подбросить.
— Если едете в сторону Стритэма.
— Так далеко, боюсь, не смогу, а до метро доброшу.
— Отлично.
Проходя мимо Уэлша, Кевин гордо выпрямился и бросил на того насмешливый взгляд.
— Не забудь того, что я сказал тебе, Кевин. До скорой встречи.
Кевин обернулся, показал средний палец, и вышел.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Кевин шел в паб по Фулхэм Роуд; он был вполне доволен своим поведением в полицейском участке вчерашним вечером. Это определенно заставит Ли относиться к нему с доверием, особенно там, где это касалось самого Кевина. Кевин улыбнулся, заходя в паб. Хорошо бы этот ублюдок Терри был сегодня здесь. Мой рассказ заставит его заткнуться! Ему не терпелось обо всем рассказать Ли, так что он еще больше ускорил шаг.
— Привет, Кев! Как дела?
— Здорово, Ли! — ответил Кевин, потом крикнул бармену: — Бутылку Sol, приятель!
— Что с тобой случилось вчера вечером? — спросил Терри, уже готовый к чему-нибудь прицепиться.
— Да, Кев, что с тобой приключилось? Только что ты был рядом, а уже через минуту тебя запихнули в полицейский автобус! Не понимаю, почему больше никого не повязали.
— Не знаю, мне никакого обвинения не предъявили. Просто отпустили. Похоже, они просто не видели, как я валил этих миллуоловских ублюдков. Они ничего не сказали мне об этом.
— Так чего же они тогда хотели? — в своем желании рассорить Ли с Кевином Терри никак не мог успокоиться.
— Там есть один козел, инспектор Уэлш, кажется, он все спрашивал меня насчет Ли, — сказал Кев, полностью игнорируя Терри.
— Да? Что именно?
— Спрашивал, не ты ли организовал вчерашний махач, а также беспорядки на Западной трибуне.
— И что ты ему ответил?
— Я надеюсь, ты никого из нас не заложил, Кев? — снова влез Терри.
— Тел, заткнись, дай ему закончить!
— Да ничего не ответил! Я так и не понял, пытался он взять меня на понт, или действительно что-то знает о нас.
— О ком о «нас»? — спросил еще кто-то.
— Джон, он назвал почти всех нас по именам, и он знает насчет экстази. Кошмар. Но вел себя так, будто ничего особенного ему не известно. Это реальный ублюдок.
— Так значит, мы подозреваемые! — на лице Ли появилась ухмылка, как у чеширского кота.
— Очень правильное слово — «подозреваемые». Кстати, угадай, как Уэлш пытался заставить меня разговориться? Ни за что не угадаешь. Он спрашивал про Шэрон.
— Что? — ухмылка Ли превратилась в гримасу ярости. — Почему про нее?
— Он сказал, что если я не заговорю, то он вызовет в участок Шэрон. Поэтому мне пришлось быть максимально осторожным и постараться не дать ему повода сделать это.
— Хорошо, — сказал Ли понимающе. — Я не хочу, чтобы Шэз оказалась в это замешана.
— А она-то тут при чем? Какое она имеет к тебе отношение, Кев? — Терри пытался проложить себе путь к отступлению, но это не сработало. На Ли произвел впечатление рассказ Кевина, как он держал себя с полисами.
— Ты хочешь сказать, что ты на его месте Шэрон отмазывать бы не стал?
— Я этого не говорил, Ли, — ответил Терри извиняющимся тоном.
— Рад за тебя, потому что я порвал бы тебя как грелку, если бы ты мою подругу в это впутал!
Терри нервно опустил глаза, он не хотел узнать Ли с плохой стороны.
— Похоже, ты все сделал правильно, Кев, — добавил Ли.
— Надеюсь, после этого полисы не станут следить за каждым нашим шагом! — Терри просто не знал, когда надо вовремя остановиться.
— Терри, заткни свою пасть! Кев все сделал правильно! Сомневаюсь, чтобы ты мог сделать это лучше!
Терри испуганно отвернулся и завел разговор с Джоном.
— Кев, полисы не вызовут Шэз, как ты думаешь?
— Не вызовут, Ли, не бойся. На самом деле.
— Ну ладно. Ты меня успокоил.
Кевин посмотрел вокруг, на тех, кто еще слышал. Его рассказ должны были слышать все, но кругом лишь со смехом вспоминали вчерашние драки. За исключением Майка, который возился у игрового автомата.
Кевин встал у стойки рядом с Ли и присоединился к общему разговору. Обычные воскресные темы, кто кого завалил, как был прикинут вражеский моб…
Прозвенел звонок, означающий прием последних заказов.
— Еще пиво будешь, Кев? — спросил Ли.
— Нет.
— Собираешься куда-то?
Кевин допил свою кружку.
— Да нет, просто затрахался, честно говоря, вначале в обезьяннике черт знает сколько просидел, а завтра еще на работу вставать рано.
— Ладно, я тебе прозвонюсь на неделе. А мы, я думаю, тут на всю ночь зависнем.
— Ну ладно, береги себя. Пока.
— Пока!
Остальные кивнули Кевину, он вышел из паба и направился домой.
Кевин швырнул свой Duffer на диван и сам уселся на него. Закинул обутые в Puma States ноги на кофейный столик и закрыл глаза. Он не заметил, как заснул, но звонок домофона заставил его проснуться.
Он спустился в холл и поднял трубку.
— Кто там?
— Привет, Кев, рада, что застала тебя дома. Это Шэрон.
— Привет, заходи. — Он нажал на кнопку домофона. Было слышно, как ее каблуки цокали по ступенькам лестницы. Наконец внизу показалась ее светловолосая головка, и он улыбнулся.
— Привет!
— Привет! Ненавижу лестницы!
Она дышала как после бега, и он засмеялся. Он закрыл дверь и провел Шэрон в гостиную.
— Чему я обязан этому удовольствию?
Шэрон села на диван, закинув ногу на ногу.
— Не чему, а кому. Ли.
— А что с ним такое?
Кевин перекинул куртку на кресло, а сам сел рядом с Шэрон. От нее пахло духами, это были Chanel — он знал этот запах, он всегда сводил его с ума.
— Я больше так не могу! Если так будет продолжаться дальше, его посадят, а я ничего не могу с ним поделать! — Она наклонила голову, чтобы остановить поток слез, но это не помогло. Слезы текли по щекам, смывая косметику.
Кевин осторожно обнял ее за плечи.
— Все в порядке, Шэрон, все будет хорошо.
— Если бы, Кев! — она уткнулась головой ему в плечо, продолжая всхлипывать.
Кевин прижал ее к груди.
— Ты единственный, кто меня понимает, — выдавила она между рыданиями
— Тише, тише, все нормально. Я уверен, мы что-нибудь придумаем.
Он чувствовал, как дрожит ее тело, и обнял ее крепче.
— Шэрон, все будет хорошо. Хотелось бы.
— Выпить чего-нибудь хочешь? Кофе или что-нибудь покрепче?
— Кофе будет отлично, спасибо. Я пойду умоюсь.
— А я раньше думал, что ты не пользуешься косметикой!
Она слегка засмеялась, чувствуя себя немного лучше.
Кевину было жаль ее, она выглядела такой жалкой и беспомощном. Он заглянул в ее заплаканное лицо и поцеловал в щеку.
— Все будет отлично, вот увидишь.
Она провела рукой по его щеке, по коротко подстриженным темным волосам.
— Когда ты рядом, мне тоже так начинает казаться.
Шэрон притянула его голову к своей и поцеловала, на этот раз в губы. Он ответил на поцелуи и снова обнял ее. Их языки встретились, оба чувствовали напряжение своих тел. Он обнял ее крепче, и поцелуи стали интенсивнее.
Тут Кевин понял, что делает. Он целовался с подругой своего лучшего друга! Он высвободился из ее рук.
— Кевин, что случилось?
— Мы не должны этого делать. Ты расстроена из-за Ли, а я пользуюсь твоим состоянием.
— Кевин, если честно, мне не кажется, что наши отношения с Ли надолго.
— Шэрон, ты не понимаешь. Если он узнает, ты сама знаешь, что будет.
— Прости. Это моя вина. — Он не удержался и поцеловал ее в лоб. — Сейчас я сделаю кофе.
— А я пойду умоюсь!
— Ты прости меня, Кев, — сказала Шэрон, когда Кевин принес в кухни две чашки дымящегося кофе.
— Это моя вина, я не должен был пользоваться твоим состоянием.
— Да я не об этом, дурачок! — она шутливо ударила кулачком по его бедру. — Я насчет моих слез.
— Все в порядке. Честно, — ответил он, взяв ее руку в свою.
— Я просто не знаю, что мне делать дальше. Знаешь, я последнее время Ли даже понимаю с трудом. Вообще не знаю, о чем он думает. Мы стали чужими друг другу, поэтому я и думаю, что наши отношения долго пс протянут. Но когда я вижу его, все сомнения и тревоги исчезают. А потом я остаюсь одна, и все возвращается.
— А сегодня вы с ним виделись?
Шэрон отрицательно покачала головой.
— Так что ты насчет вчера ничего не знаешь?
— Нет. А что, что-то случилось?
Она придвинулась к нему чуть ближе, ее рука легла на его бедро, в то время как Кевин погрузился в воспоминания о вчерашнем дне, вплоть до того, как его арестовали…
Когда первые утренние лучи проникли в комнату, Кевин проснулся и обнаружил себя лежащим на диване рядом с Шэрон. Он посмотрел на часы. Шесть часов. Черт, работа! Черт, Ли! А если он пошел к Шэрон после паба?
— Шэрон! Шэрон!
Она чуть шевельнулась, но продолжала спать.
— Шэрон, вставай, уже шесть.
— Ммм, чего, сколько время?
— Шесть, я сейчас вызову тебе такси.
Шэрон открыла глаза.
— Доброе утро, Кевин.
Кевин приподнялся, чтобы встать с дивана, но она его поцеловала, и ему пришлось ответить ей тем же. Ее тонкие руки обхватили его и повалили опять на диван. Их языки встретились. Шэрон пробежала пальчиками по его спине и вытащила майку Boss из его джинсов.
— Шэрон!
— Да?
— Что ты делаешь?
— Ничего, — ответила она, ее руки ласкали его под майкой.
— Тогда нормально.
Ее пальчики нежно поглаживали его мускулистую спину. Кевин застонал, ощутив шевеление в паху. Шэрон переместила руки ему на грудь и стащила майку, оглядела его и улыбнулась.
Приподнявшись на локте, Кевин гладил ее упругую грудь и живот. Шэрон прикрыла глаза и тихонько вздохнула. Ее грудь стала тверже, а его член больше. Между делом они разделись, продолжая ласкать друг друга.
Их тела сплелись в одно целое, а сердца бились все быстрее и быстрее. Наконец Кевин ввел свой член в теплый и влажный любовный туннель Шэрон. Она снова вздохнула.
Вначале Кевин двигался медленно, покрывая поцелуями ее набухшие соски.
— Кевин, давай!
Он увеличил темп и силу своих движений. ИЬроп выгнула спину, они одновременно достигли оргазма. Он выстрелил вглубь ее, и она застонала в экстазе. Потом они молча лежали рядом, пытаясь отдышаться.
— Ну, и что дальше, Шэрон? — спросил Кевин. Они все еще лежали в объятиях друг друга.
— Дальше — в душ, ведь нам обоим нужно идти на работу.
— Ты знаешь, о чем я.
— А, он. А откуда он узнает? Я ему рассказывать не стану. Может, ты хочешь рассказать ему?
— Никому я не скажу.
— Вот и отлично, тогда пошли в душ.
— Лэдис фест.
— Неужели ты оставишь меня одну? — многообещающим голосом спросила Шэрон.
Кевин улыбнулся, поднял ее с дивана и понес в ванную. В душе оказалось ничуть не хуже, чем на диване, так как они снова занялись любовью.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Суббота, девять утра. Юстонский вокзал — как показ мод. Грудь Ли наполнялась гордостью, когда он смотрел вокруг.
— Блядь, у нас здесь охуительная фирма, Кев. Рыл триста, по меньшей мере.
Кевин кивнул, соглашаясь. Даже он с нетерпением ждал этого дня. Он знал, что с таким мобом «Манчестеру» ничего не светит.
— Все на стаффе, — продолжал Ли. — Armani, Stone Island, Duffer, все самое крутое.
— Да, Ли, мы покажем манчестерскому скамью, как нужно одеваться!
Окруженные знакомыми лицами, они не торопясь двинулись на перрон, где ждал манчестерский поезд.
Из расположенного на верхнем этаже вокзала полицейского участка инспектор Уэлш с недовольным выражением на лице обозревал место действия.
— Сержант! Свяжитесь с Манчестером. Эта банда им весь город разнесет, если их не проконтролировать.
— Да, шеф.
— И еще, сержант, как там насчет сотрудника Футбольной Разведки? Он здесь?
— Да, уже внедрился. Уже вошел в контакт с основой.
— Что? И с Джонсом?
— Да, шеф. Мы же послали запрос, и он начал внедряться в его фирму.
— Отлично! Сплю и вижу, как мы засадим Джонса за решетку!
Джо Фрэнсис служил в полиции уже несколько лет. Вначале он хотел пойти в армию, но родители и девушка отговорили его, заставив выбрать полицию. Учеба в училище оказалась несложной, и он надеялся пополнить ряды констеблей, но начальство рассудило по-своему, его отправили в спецназ. Это оказалось не так плохо, но он хотел работать в криминальной полиции. Он прошел переподготовку, сумел произвести впечатление на шефа, и его перепели в Управление Футбольной Разведки. Вначале это его не слишком обрадовало, но, начитавшись газетных статей о безобразиях, творимых английскими суппортерами по всей Европе, он уже с энтузиазмом принимал участие в операциях против отмороженных ублюдков.
Скоро, правда, он понял, что футбольные хулиганы — не такие уж отмороженные. Большинство из них работали в офисах — кто рядовыми служащими, а кто и менеджерами, кое-кто имел ученую степень, многие — собственные семьи и все необходимое для нормальной жизни. А как они одевались! Работа с «Челси» открыла ему глаза на то, как выглядят настоящие хулиганы — для журналистов, похоже, это оставалось тайной за семью печатями.
На самом деле его немного беспокоили мысли о том, что будет, если они поймут, что он стукач, да еще и коппер. Он читал архивные материалы о неудачных операциях, поэтому знал, что бывает с работающими под прикрытием полицейскими, когда хулиганы догадываются, кто они на самом деле. Те, кому повезло, отделывались избиением, более невезучих увозили на скорой с пробитой головой или ножевыми ранениями. Показываемые беспрестанно по ТВ документальные фильмы о подобных операциях против фирм ничему не помогали. Люди становились только еще подозрительнее, когда рядом появлялись незнакомые лица.
Джо остановился у витрины, посмотреть, как он выглядит в новых джинсах Armani, куртке Stone Island и кроссовках Adidas Campus. Неплохо, совсем неплохо! Давно бы надо было начать так одеваться!
Он шел по направлению к вокзалу, оглядывая встречные лица, и не верил своим глазам, так много вокруг было одетой, как он, молодежи. Он усмехнулся про себя. Его начальник никак не хотел поверить, что парни из этих банд носят такую дорогую одежду, и предлагал Джо купить дешевые джинсы и ботинки «доктор мартинс»! Начальнику стоило бы иногда заглядывать в участки, посмотреть, как выглядят задержанные, тогда бы он не стал обвинять Джо в чрезмерных тратах казенных средств.
Он вышел на привокзальную площадь, где заметил Ли и остальных парней.
— Эй, Ли! Мы что, первым классом едем?
— А ты как думал, Джо — мы же «Челси»! Только лучшее!
— Держись нас, мы тебя кое-чему научим!
— Конечно, — ответил Джо, ничуть не иронизируя, — для этого я и еду.
Они вышли на перрон и направились к вагонам первого класса, к видимому неудовольствию проводников, отлично тем не менее понимающих, что если они попробуют выразить свое недовольство, мало им не покажется.
Джо сел за один столик с Джоном и Манком, Ли вместе с Кевином — за следующий; Ли не хотел сидеть рядом с новичком, не составив четкого мнения о нем.
— Кев, как тебе Джо? — спросил он, убедившись, что Джо его не слышит.
— Вроде ничего, говорят, что он круто машется, а что?
— Да не знаю, можно ли ему доверять. Появился из ниоткуда, никто о нем ничего не знает. Все время рядом крутится.
— Наверное, это все ерунда, Кев, но лишняя осторожность не повредит. Понимаешь, что я имею в виду?
— Не волнуйся, Ли, беспокоиться не о чем. Майк говорит, что он нормальный, и парни, что бухают в пабе «Глазго», хорошо о нем отзываются. В любом случае, сегодня мы поймем, кто он такой. Давай, вытаскивай карты.
— Да? Ну ладно. Должно быть, подхватил где-то паранойю.
Хорошо что ты не подхватил паранойю насчет Шэрон, подумал Кевин.
— Добрый день, — зазвучал приветливый голос из динамиков, — говорит бригада управления поездом. Наш поезд прибывает в Манчестер примерно через десять минут.
Ли поднялся, прошел по вагону, воодушевляя народ краткой речью.
— Парни! Не забывайте, нас ждут полисы, так что никаких траблов на вокзале, никаких зарядов, ничего. Если будут местные, пусть прыгают первые. Мы на их территории, сами пусть нас ищут.
Поезд уже ехал вдоль перрона; адреналин и наркотики заставляли тела дрожать, как в лихорадке. Двери вагона открылись, фаны «Челси» двинулись к выходу, расталкивая обычных пассажиров в сторону.
— Блядь, как на войне! — прокричал Майк в сторону Ли.
— Да, круто! Офигительно!
Полицейский огромной комплекции преградил им дорогу.
— Все к стене, быстро!
Мусора были везде. С собаками, на лошадях, спецназ, на любой вкус. И все ради того, чтобы эскортировать моб «Челси» на Олд Траффорд.
Некоторые парни попытались пробиться, но были вынуждены отступить, столкнувшись с этой тевтонской ордой.
Право свободного передвижения и иные нрава и свободы, подумал Ли, в то время как другие бычили на полисов.
— Тихо, парни, все в порядке! — сказал своим Ли, не желая, чтобы кого-то повязали до начала реальных дел. — Кев, успокой там народ. Пусть не выебываются пока.
— Парни! — сказал голос с явным манчестерским акцентом. Они посмотрели вокруг и увидели полицейского на лошади с мегафоном в руках.
— О! Круто! Свинья на коне! — крикнул Майк. Толпа засмеялась, полис посмотрел вокруг, по не смог вычислить виновного.
— Вы сейчас не в Лондоне, поэтому будете делать, что вам говорят. Сейчас под нашим эскортом вы отправитесь на стадной, на своих двоих. Кто будет плохо себя вести, задержится в нашем городе на некоторое время. Все, вперед! Тронулись!
Процессия двинулась вниз, к выходу в город, где немедленно показалась манчестерская Red Army.
— Эй, Ли! Там их банда! — закричал чей-то возбужденный голос. — Давай, погнали!
— Успокойся, Тел. Мы же в оцеплении. Пусть сами прыгают!
Манчестерские парни шли параллельно мобу «Челси» по другой стороне улицы.
— Скоро понесется, Ли, — сказал Кевин, чувствуя растущий ком в груди.
— Подожди еще немного, Кев.
Red Army вышла на дорогу, перекрыв движение по ней. Полисы были настолько заняты лондонцами, что им, казалось, все равно, что делают местные.
БАЦ!
В «Челси» полетели бутылки.
— Давайте, кокни!
— Эй, «Челси», погнали, вы же крутые!
Крики и звон бьющегося стекла заставили Ли потерять терпение.
— Вперед, «Челси», погнали мразей!
Они прорвали полицейское оцепление и схватились с фанами «Юнайтед». Свалив своего противника на землю, Ли огляделся и улыбнулся. Махач шел по всей улице, полисы безуспешно пытались разделить врагов. Он заметил Кевина, который колотил своего оппонента головой о фонарный столб. Внезапно он обнаружил еще одного смелого местного перед собой.
— Давай посмотрим, из чего ты сделан, манчестерский ублюдок!
Как дикая кошка, Ли бросился на парня, и скоро тот упал, пытаясь закрыться от пинков и ударов. Когда он перевернулся, Ли увидел, как из разбитого носа течет кровь, запивая красную майку.
Моб «МЮ» отступал, будучи не в силах противостоять и «Челси», и полиции. Подоспели подкрепления, и полиции наконец удалось разделись противников, причем большинство арестованных пришлось на долю гостей. Конные полисы снова оцепили фанов, отогнав тех к витринам какого-то магазина. Снова раздалось кваканье мегафона.
— ЛАДНО, ХИТРОЖОПЫЕ КОКНИ, УСТРОИТЕ ЕЩЕ ЧТО-НИБУДЬ, И ВЫ ВСЕ…
Ли завел оскорбительный для полисов заряд, прервав кваканье на полуслове.
—  МОЛЧАТЬ! ИЛИ ВСЕ ОСТАНЕТЕСЬ В ОТДЕЛЕНИИ!
— Пошел на хуй, северный ублюдок!
—  ЭТО КТО СКАЗАЛ?
— Вали полисов! — крикнул кто-то, вылетевшая из толпы бутылка разбилась о шлем полицейского с мегафоном, и «Челси» прыгнули.
Неожидавшие такого поворота полисы отступили, но фаны продолжали атаку, бутылки и камни посыпались градом, и полисы совсем потеряли контроль, позволив лондонцам вырваться на свободу. Воздух заполнил грохот осыпающихся витрин и вой автомобильных сигнализаций.
Внизу по улице на выходе из паба показалась небольшая группа фанов «МЮ», бывших, похоже, не в курсе, что происходит снаружи.
— Погнали, парни, вой туда! — закричал Ли, побежав в их сторону. Те обернулись, но бежать было уже слишком поздно. Ли врезал своим кроссовком в пах ближайшему фану. Подоспевший Кевин зарядил второму в табло, и тут же остальной моб обрушился на врага. Сверкали ножи, элитные кроссовки находили свои мишени даже на проезжей части, куда в тщетной надежде спастись кинулись бежать манчестерцы.
Кевин остановился перевести дух; он совершенно выдохся. «Слишком стар становлюсь для таких вещей» , — подумал он.
Манчестерцы остались лежать на асфальте, кто-то уже потерял сознание, кто-то еще нет. Где чья кровь, понять было сложно, все лужи слились в одну большую. Ли и остальные все продолжали пинать бесчувственные тела, и страх, что кто-то может умереть, пронзил сознание Кевина.
— Ли, все, им хватит!
— Какого хуя им хватит? Они ведь еще дышат?
— Вот блядь! Да оставьте вы их! Полисы тут будут через минуту, а отсюда даже бежать некуда, здесь тупик!
— Слушай, Ли, Кевин прав! Полисов вокруг немеряно, давай оставим этих козлов! — это Джо вдруг поддержал Кевина.
— Блядь! — выругался Ли, злясь, что удовольствие оказалось столь коротким. — Ладно, пошли. Расходимся по двое по трое, встречаемся на стадионе.
Когда они вышли в центр. Ли схватил Кевина за рукав.
— Ты чего пересрал? Мы их почти уделали!
— С них уже было достаточно, вот и все.
— Ты чего-то тупишь последнее время!
— Пошел ты!
— Лучше кончай тупить!
— Ты же сам отлично понимаешь, нам не вечно такие веши будут сходить с рук. А потом, чего ты разорался? Хочешь, чтобы эти северные ублюдки узнали, откуда мы?
—  CAREFREE, WHEREVER YOU MAY BE, WE ARE THE FAMOUS C.F.C.
— Охуительно! Один-ноль за пять минут до конца! — Джону пришлось кричать, чтобы быть услышанным.
— Смотрите! — Терри показал через поле, где снова засуетились полисы. — Опять наши замутили!
ЧЕЛСИ! ЧЕЛСИ!
Прекрасно, подумал Ли, это их подвигнет на ответку после матча.
— Эй, Кев! Давай, собирай всех наших, скажи, чтобы двигали к главному выходу!
— Понял! — Он снова ощутил издавна знакомое чувство. Так все и должно быть, спонтанное насилие на руках и ногах, без всех этих заранее подготовленных аргументов, ножей и опасных бритв.
Финальный свисток прервал мысли Кевина; фаны «Челси» скандировали счет, чтобы побольнее уязвить хозяев. ОДИН-НОЛЬ! ОДИН-НОЛЬ!
Скандирование, направленное в сторону Стретфорд Энда, было оглушительным, а ответ заставил Кевина улыбнуться. СМЕРТЬ КОКНИ! СМЕРТЬ КОКНИ!
Внезапно напомнили о себе динамики. «УБЕДИТЕЛЬНО ПРОСИМ ВСЕХ ФАНОВ „ЧЕЛСИ“ ОСТАВАТЬСЯ НА СВОИХ МЕСТАХ. ВЫХОД ИЗ ГОСТЕВОГО СЕКТОРА БУДЕТ ОТКРЫТ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО, КАК СТАДИОН ПОКИНУТ ВСЕ ЗРИТЕЛИ. ЗАТЕМ ПОД ЭСКОРТОМ ВЫ БУДЕТЕ ДОСТАВЛЕНЫ НА ВОКЗАЛ»  Как будто нас это остановит!
Ли, а следом вся фирма, ломанулась к основному выходу. По мере приближения к нему все гуте сыпались в них монеты и жестяные банки, они отвечали тем же. Кое-где оппоненты уже успели сцепиться друг с другом.
— Увидимся на вокзале, подонки! Домой живыми не уедете! Кокни — говно! Лондонское отребье!
Но у «Челси» был достойный ответ.
—  Скорее в паб, скорей бухать, скорей нажраться в слюни, потом домой, пнзды жене, вы грязные ублюдки! SCUM! SCUM! SCUM! SCUM!
— Любят попиздить, пока мы далеко! — добавил Ли. — Храбрые, пока мы в оцеплении!
— Погнали к воротам. Ли! «Челси», все к воротам! — закричал Кевин, бросаясь к решетке.
Моб ринулся к колеблющейся уже решетке и едва державшимся воротам. Полицейские в ужасе смотрели, как сотни хулиганов крушат ограждение сектора. Кто-то лихорадочно крутил рацию, запрашивая начальство, и когда то поняло, что происходит, то немедленно приказало открыть ворота. Призрак Хпллсборо все еще незримо витал над Англией.
Фирма «Челси» вылетела наружу, промчалась мимо полиции и врезалась в Red Army. Кто-то из «Челси» выстрелил из ракетницы в плотные ряды оппонентов, немедленно бросившихся в стороны. Воздух потемнел от камней и бутылок, и улица стала ареной массового побоища.
Атака конной полиции была рискованной, но высокоэффективной. В конце улицы полисы сумели разделить противников и направить фанов «Челси» на ж/д станцию «Уорвик Авеню», где на платформе уже ждал их специальный поезд для доставки на вокзал Пиккадилли. Поезд тронулся только тогда, когда его вагоны набились битком.
По всей станции разносилось …МОЖЕТ, ЭТО ПОТОМУ, ЧТО Я ИЗ ЛОНДОНА…
Когда они приехали на Пиккадилли, полисов там было просто немеряно. Сплошной стеной стояли они до следующей платформы, где их ждал еще одни поезд.
— Охуительно, блядь! — сказал Ли, явно довольный. — Сегодня о нас будет говорить вся страна! Парни, улыбаемся, нас снимают!
Все посмотрели туда, куда показывал Ли: там, за шеренгой полицейских, виднелись репортеры с камерами.
— Покажем им, чего они хотят. — Кевин встал в стойку, и остальные последовали его примеру, позируя перед фото— и видеокамерами.
Ли посмотрел в сторону журналистов и снова запел, потом к нему присоединились другие; они заходили в уже разгромленный вагон. МОЖЕТ, ЭТО ПОТОМУ, ЧТО Я ИЗ ЛОНДОНА…
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
Кевин молча сидел в пабе, остальные с Ли во главе становились все более шумными. Кто-то хлопнул его по плечу.
— Эй, Кев! Не грусти, мы же выиграли! И на поле, и не на поле! — в голосе Ли явно слышалась эйфория.
— Да, конечно! Порвали как грелку! — улыбнулся Кевин, вспомнив, что было.
— Слышишь, Трэйси, принеси-ка мне и моему лучшему другу еще пива! — крикнул Ли, обращаясь к фигуристой барменше. — Кевин, смотри, какие ножки! А задница! Ты когда-нибудь такое видел?
— Меня больше ее грудь впечатляет!
— Да, блядь, нехуевая!
Трэйси, отлично все слышавшая, не торопясь подошла к ним, демонстрируя свои прелести. Поставила пиво на стойку и нагнулась к ним, причем ее груди едва не вывалились наружу из тесного лайкрового топика, предоставив Ли с Кевином отличную возможность рассмотреть их поближе.
— Ваше пиво, мальчики! — Она игриво посмотрела на Ли.
— Спасибо, Трэйс. Выпей за меня, — Ли положил хрустящую десятку в ложбинку между двумя половинками ее бюста.
Она придвинулась ближе, так что ее ярко-красные губы оказались совсем рядом с его правым ухом.
— Непременно, мой милый!
Ли усмехнулся, услышав столь многообещающий ответ, и повернулся к ней лицом.
— Не могу дождаться закрытия, так хочу отдохнуть, — добавила она.
Ли почувствовал шевеление в паху.
— Да, конечно. А что бы ты сказала, если бы кто-нибудь предложил тебе составить кампанию?
Трэйси медленно облизала губки.
— Кого ты имеешь в виду, дорогой?
— Себя, конечно. — Он чувствовал, как кровь приливает к члену.
— Я была бы не против. Я буду ждать, Ли. — Она послала ему воздушный поцелуй, потом пошла дальше.
— Блядь, какая шлюха! Даже не терпится! Ты посмотри, как она вертит задом!
— Да, а как же Шэрон? — спросил Кевин. Он не хотел, чтобы она страдала; кроме того, не хотел, чтобы Ли узнал, чем они занимаются за его спиной.
— А что Шэрон? То, о чем она не знает, ей не повредит. А потом, Трэйси же сама этого хочет! Ей самой не терпится, чтобы я ее выебал!
— Причем тут это! Шэрон-то тебя любит, ты же сам знаешь. — Больше не любит, но он не собирался сообщать Ли эту новость.
— Да, но Трэйси меня тоже любит, сын мой, и я не хочу ее расстраивать, понял?
— Не делай этого, Ли.
— Почему? Расскажешь Шэрон?
— Я? Вот еще! Это твое дело, просто это нечестно по отношению к ней.
— Лучше бы ты ничего не рассказывал, вообще никому!
— Мне-то ты доверять можешь. А им? — Он кивнул в сторону остальных парней, увлеченно глумящихся над чем-то.
— Они слишком меня боятся. — Парни запели, и Ли присоединился, демонстрируя, что он с ними.
Кевин покачал головой. Бедная Шэрон. Для Ли она потеряна, правда, я же сам в этом виноват! Кевин задумался. Хотя если Ли на нее плевать, то оно и к лучшему.
Кевин одел куртку, попрощался с остальными, потом посмотрел на Ли.
— Не передумаешь?
— Не передумаю. Давай, топай, и смотри не проболтайся Шэз!
— Да-да. Увидимся. Счастливо повеселиться.
За спиной Ли нарисовалась Трэйси, обвила его шею руками.
— Иду-иду, не волнуйся! — усмехнулся он, обнимая ее одной рукой. Трэйси, улыбаясь, отхлебывала водку прямо из бутылки.
— Пока, Кевин, жалко, что ты не хочешь к нам присоединиться. Было бы весело!
Кевин направился к выходу; она послала ему воздушный поцелуй. Ли уже обернулся и вовсю целовал ее, просунув язык чуть ли «не в глотку, в то время как его руки жадно шарили по ее объемной груди.
— Не здесь, — прошептала она ему в ухо.
— А где? Она вытащила связку ключей.
— Они от квартиры на втором этаже, и она пустая…
Войдя в пустующую квартиру, они прислонились к стене, целуя и лаская друг друга. Трэйси провела его в комнату, скинула платье на пол, и они улеглись на него, после того как Ли тоже скинул свою куртку.
Руки Трэйси обвились вокруг его шеи, а его рука ласкала ее мягкие груди с набухшими сосками, в то время как его рот странствовал по ее шее.
— Ли… — вздохнула Трэйси, когда он извлек ее молочно-белые груди из ставшего тесным топика.
Языком он ласкал затвердевший сосок, Трэйси начала постанывать. Ее руки проникли под его майку Armani, поглаживая крашеными ноготками по спине. Ли раздвинул коленом ее бедра, задрал миниюбку. Трэйси развела ноги шире, чтобы ему удобней было ласкать ее. Он усмехнулся про себя — трусиков на ней не было.
Трэйси потянула за молнию на его джинсах, высвободив член.
— Ли, трахни меня!
Ли не заставил себя долго ждать, и Трэйси, застонав, выгнула спину…
Кончив, Ли поднялся и начал одеваться. Но Трэйси, встав на колени, уцепилась за него.
— Куда это ты собрался?
Она снова расстегнула его джинсы Hamnett, стащив их вниз вместе с боксерскими трусами. Взявшись руками за его ягодицы, лизнула языком пенис. Ли улыбнулся, почувствовав, что у него снова встает…
Кевин все думал о Ли и Шэрон. Мало ей футбола, так еще и это. Правда, как она узнает? Он знал, что у него не хватит духу рассказать, тем не менее право знать она имела. А Ли даже не позвонил ей, вернувшись из Манчестера.
Кевин остановился у телефонной будки за углом. Оглянулся по сторонам, не идет ли Ли, но вокруг никого не было.
— Алло?
— Шэрон? Это я, Кев.
— Привет! Сколько сейчас времени?
— Около двенадцати. Я не знал, дома ты или ушла куда-нибудь с подругами.
— Нет, я дома, жду Ли, он обещал сегодня приехать. Он не с тобой?
— Нет, Шэрон, извини. Они с парнями поехали праздновать победу. Не стоило мне тебе звонить.
— Он сильно напился?
— Ну, да.
— Ох, — вздохнула она.
— Извини.
— Ничего. Слушай, так зачем ты позвонил, только честно?
— Да ни зачем, в общем-то. Просто узнать, как дела.
— Посреди ночи? Кевин, я же тебя знаю, ты не стал бы звонить ради этого так поздно. Не хочешь подскочить на чашечку кофе?
— Да, если ты не против.
— Все равно я ждала Ли.
— Тогда ладно, скоро буду.
— Давай.
Кэвин положил трубку, так и не решив, рассказывать ли Шэрон про Ли и Трэйсн.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Убедившись, что Ли не ошивается где-нибудь поблизости, Кевин нажал кнопку домофона квартиры Шэрон.
— Алло?
— Это я.
— Заходи.
После сигнала Кевин вошел и поднялся по лестнице на второй этаж, где жила Шэрон. Она уже ждала его на площадке.
— Привет. Кев.
— Привет, Шэрон. — Кевин улыбнулся ей и пошел следом. Глядя на нее, он думал о том, что ей удивительно идет ее коротенький шелковый халатик, и растрепанные после сна волосы ее ничуть не портили.
— Кофе будешь?
— Да, спасибо.
— Ты давай устраивайся, я сейчас принесу.
Кэвин уселся в кресло, запрокинув голову, в которой крутились события этого столь оказавшегося на них богатым дня.
— Эй, соня!
— А? — пробормотал Кевин, просыпаясь. — Извини, я, кажется, задремал.
— Ничего страшного. Я тут сделала пару бутербродов, на случай если ты голодный.
— Спасибо, Шэрон.
— Ну, так как дела?
— Не слишком плохо, особенно теперь, после кофе. — Он улыбнулся Шэрон; она чмокнула его в щеку. Он поцеловал ее и в ответ, но тут же отодвинулся.
— Кэв, что сегодня было? Расскажи мне. — Она поглаживала его руку. — Ты же знаешь, что Ли ни за что мне не расскажет! Это было бы неплохо, если честно. Расскажи!
Он обнял ее. Шэрон положила голову ему на грудь, рукой обняв за талию. Кевин рассказал ей все — кроме того, что было у Ли с Трэйси.
— Каждый раз, когда он идет на футбол, что-то происходит — простонала она.
— Не говори! Мне самому нравятся беспорядки, но то, что устраивает он, я больше выносить не могу.
— Знаешь, я боюсь, что однажды он не остановится вовремя, и кто-то пострадает очень серьезно. — Шэрон шмыгнула носом.
— Да, я понимаю, о чем ты, — сказал Кевин, обнимая ее покрепче, чтобы успокоить. — Самое страшное, что он сам это отлично понимает. Он просто отказывается слушать.
— Я так больше не могу, нам с ним, наверное, придется расстаться. Кажется, я и не люблю его больше, потому что я не могу так дальше жить! — Кевин заметил слезы в ее глазах. — Слава Богу, что у меня есть ты, Кевин, — она поцеловала его снова. — Ты единственный, кто меня понимает. Когда я рассказываю про Ли подругам, они называют меня идиоткой, говорят, что я немедленно должна бросить его, потому что он — животное. Я уже начинаю думать, что они правы. — Она взглянула на него. — Что нам делать, Кев?
— Если бы я знал!
Он заглянул сверху в ее голубые глаза, только сейчас он заметил какие они красивые. Шэрон прижималась к нему все плотнее. Через вырез халата он видел очертания ее груди. Наконец она забралась на кресло с ногами, халат ее при этом движении распахнулся, позволив Кевину любоваться полным бюстом.
Шэрон снова посмотрела на Кевина. Право рукой она расстегнула халат совсем. Кевин нагнулся и поцеловал ее в губы. Рукой он поглаживал ее грудь, почувствовав, как сразу набухли соски. Шэрон расстегнула его рубашку, просунула руку внутрь. Потом отодвинулась и встала. Взяла его руки в свои и тоже заставила подняться. Он потянулся к ней, чтобы поцеловать ее, но она отпрянула назад и отступала, увлекая за собой, до самой спальни.
Они остановились рядом с кроватью. Шэрон сбросила халат, он опустился к ее ногам. Стянула с Кевина рубашку, швернула ее на пол.
Он притянул ее к себе, крепко обнял ее обнаженное тело, целуя и покусывая шею, она чуть отодвинулась назад, пальцы ее расстегнули его джинсы. Она стянула их вместе с трусами вниз. Кевин развязал кроссовки и вылез из джинсов. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Шэрон отметила про себя, что в сравнении с Ли Кевин неизмеримо лучше сложен. Тело его было мускулистым и загорелым — этот загар он привез из Греции, где отдыхал вместе с Ли.
Кевин же думал, что Шэрон в отпуске, видимо, загорала топлесс. Он медленно провел рукой по ее телу сверху вниз, почувствовав, как по ее коже пошли мурашки. Он мягко толкнул ее на кровать, опустившись на колени перед ней. Лаская руками ее тело, он медленно покрывал поцелуями ее длинные ножки. Так он добрался до ее шеи, и наконец поцеловал в губы.
Шэрон подняла его и уложила на спину. Она целовала его грудь, живот, потом взяла в рот его напряженный член. Поласкав его ртом, поднялась и села на него сверху, позволив ему войти в нее. Ee спина выгнулась в экстазе.
Она двигалась на нем, заставляя Кевина постанывать, в то время как его руки ласкали ее груди. Наконец он почти грубо стиснул их, резко толкнув член внутрь ее. Они продолжали до тех пор, пока сдерживать себя было уже невозможно, и тогда кончили почти одновременно. Потом они лежали рядом, вспотевшие и обессиленные…
Кэвин проснулся, почувствовав движение Шэрон. Звонок домофона эхом разносился по квартире, разбудив в конце концов и Шэрон.
— Ммм, что там за шум? — пробормотала она сквозь сон.
— Черт! Это же твой домофон!
— О Господи! Ли!
Кэвин буквально выпрыгнул из постели и молниеносно оделся, кое-как застегнув рубашку и не успев заправить ее в джинсы. Домофон зазвонил снова, но на этот раз он звонил дольше, по-хозяйски неумолимо.
— Я лучше подойду, а то он совсем взбесится, — сказала Шэрон. Она подошла к двери, в то время как Кевин лихорадочно метался по квартире, думая, как избежать встречи с Ли.
— Он поднимается!
— Открой окно на кухне, — сказал он, завязывая шнурки на кроссовках.
— Зачем?
— Спущусь по водосточной трубе.
— Ты разобьешься!
С лестницы послышался шум, потом пьяный смех, очевидно, Ли споткнулся и потерял равновесие.
— Это лучше, чем быть убитым им.
Стоя у окна, Шэрон смотрела, как Кевин пробует трубу на прочность, с другой стороны доносился голос Ли, напевающего победный гимн «Челси».
— Осторожнее, Кевин! — она схватила его за руку, когда он едва не поскользнулся, потом поцеловала.
Кевин поцеловал ее в ответ и выскользнул из ее объятий. Она закрыла окно и уставилась в темноту, поглотившую фигуру Кевина. К двери она подошла как раз вовремя — Ли уже вошел.
— Привет, Шэз! — он грубо притянул ее к себе. Исходивший от Ли запах перегара заставил Шэрон отвернуться. Выпустив ее, он направился в спальню. Шэрон молила Бога, чтобы Кевин ничего не забыл впопыхах, и пошла следом — проверить. Но Ли в любом случае не мог ничего заметить — едва коснувшись щекой подушки, он уже начал храпеть. Шэрон облегченно вздохнула, и в ее голове снова возник образ Кевина…
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
Ли, как обычно, пришел в паб последним. Поздоровавшись со всеми, он прошел к стойке, и по ухмылящемуся лицу было попятно, что он что-то задумал. Пиво его уже ждало, он кивнул полненькой брюнетке-барменше, показывая, что оценил заботу.
— Что, той барменши тебе не хватило? — спросил Кевин, подойдя к Ли.
— А, Кев, здорово! Как дела? Едешь в Германию?
— Да, конечно! А что в сумке?
— Подарок для вас, — ответил Ли.
— Типа чего?
— А ты отгадай, — сказал Ли, загадочно улыбаясь. — Эй, парни, смотрите, что я вам принес!
Под общий нетерпеливый гул Ли извлек из сумки белый целлофановый пакет. Парни окружили его.
— Как вам такая штука? — Ли вытащил из пакета белую майку, на которой были запечатлены два камбоджийских солдата, каждый из них нес в руке по отрезанной голове. Надпись поперек картинки гласила: CHELSEA CASUALS.
— Охуительно, Ли! — сказал Терри, выхватив майку из его рук.
— Где ты их взял? — спросил Джон, забирая свою майку. Народ был явно доволен.
— Я рад, что вам понравилось. Здесь по майке для каждого. Для тебя тоже, Джо.
— Спасибо, Ли, но я не думаю, что созрел для такой майки. Я имею в виду, я с вами совсем недавно.
— Это не имеет значения, теперь ты один из нас, ты едешь вместе с нами в Германию. Если я говорю: ты — один из нас, значит, так оно и есть. Кев, а ты чего молчишь?
— Что я могу сказать, Ли. — Он еще не пришел в себя, чтобы сказать что-то.
— Стремная штука, — сказал Майк.
— Спасибо за комплимент, Майк.
— Да, стремная, — сказал Кевин, стараясь, чтобы его голос звучал с энтузиазмом. — Когда мы должны будем одевать их?
— Мы оденем их перед приездом в Германию, Кев, чтобы они знали, что хозяева вернулись. Кроме того, пусть лохи из остальных так называемых фирм видят, что приехали мы. — Взрыв смеха заставил Ли прервать свою тираду; он перевел взгляд на виновников веселья. То, что он увидел, заставило его присоединиться к остальным, и он хлопнул Кевина по плечу, чтобы тот посмотрел тоже. Парни уже натянули новые манки, прямо поверх одежды.
Вспышка резанула Кевина по глазам — полненькая барменша, перегнувшись через стойку, держала фотоаппарат.
— Улыбочку! — сказала она, и парни дружно ухмыльнулись, глядя на ее едва поместившийся на стойке бюст.
Кевин молча сидел и стороне, не участвуя в общей глумсжке. Ли подошел и сел рядом.
— Это будет охуенный выезд! Посмотрим, кто сможет прыгнуть на нас! А если кто-то и прыгнет, вряд ли они это скоро забудут. — Ли вытащил из кармана новенький фирменный нож с надписью CHELSEA, выгравированной на рукоятке.
— Да, всех порвем!
— Я рад, что могу на тебя рассчитывать. Слушай, Кев, не хочешь сам обзавестись чем-нибудь подобным?
— Нет, рук и ног мне достаточно. Какие планы на этот выезд? — спросил Кевин, довольный, что сумел сменить тему.
— Обычные. Показать всем, кто и доме хозяин, пробить несколько голов, разогнать местных ублюдков по их пердяевке, набрать сувениров и нажраться!
— Звучит неплохо. Я не прочь присоединиться.
— Да, ты и я, Кев. Напарники по криминалу! Порвем их, да?
— Ли, пиво будешь? Кевин? — к столику подошел Джо.
— Да, Джо, спасибо. Давай сюда.
— А что дальше, в Германии?
— Будешь делать, что и мы, и все будет в порядке. Просто держись нас с Кевом.
— Отлично! Уже не терпится! — голос Джо звучал возбужденно, но в глубине души он боялся, не зная, что его ждет впереди. Терри уже рассказал ему, что обычно происходит во время высздов заграницу — все это явно не входило в круг его профессиональных обязанностей.
Джо вернулся за столик в тот момент, когда Ли поднялся, чтобы позвонить по установленному в пабе таксофону.
— Ты чего-то грустный, Кев, — сказал Джо, ставя перед ним полную кружку.
— Да думаю насчет этого события года, Джо.
— Да, прикольно. Ведь это мой мерный выезд за бугор.
— Это того стоит. Эгу поездку ты не забудешь.
— Я занесу ее в свой каталог.
— Только не очень увлекайся своим каталогом, — предупредил Кевин, — потому что если где-нибудь поблизости ошивается коппер, тебя повяжут..
— Да ладно, Кевин, не бойся, — ответил ему Джо.
— Кев! Кев! Кто-нибудь, позовите Кева! — Кев поднял голову, услышав голос Ли.
— Чего там. Ли?
— Тебя хочет слышать Шэз! Подойди и скажи «привет!» Я уже сказал! Только не задерживайся, Кев! Все, пока, малыш! — Кевин взял трубку, подождав, пока Ли присоединится к остальным.
— Как дела, Шэрон?
— Прекрасно. Рада тебя слышать.
— По твоему голосу не похоже, что прекрасно.
— Coбираюсь сказать ему, что ухожу, — сообщила она
— Только если ты уверена.
— Если бы я знала! — Шэрон вздохнула. — Я видела эти майки — они ужасные!
— Да, не особенно приятные, — сказал Кевин, окинув взглядом парней. — Не знаю, ехать ли мне с ними.
— Ли тебя убьет, если ты не поедешь!
— Я знаю, а что делать? Делать-то нечего!
— Кевин?
— Да?
— Как звали того коппера, что тебя допрашивал, Уэлш?
— Да, а что?
— Только не злись! Я звонила ему. Вернее, он звонил мне.
— Чего он хотел? — спросил Кевин, пытаясь не показать своей злости.
— Спрашивал про тебя, про Ли, про остальных. Я сказала, что ничего не знаю.
— Умница!
— Еще он просил передать тебе кое-что.
— Мне? Что передать?
— Он сказал, что если ты почувствуешь необходимость с кем-нибудь поговорить, поговори с Джо Фрэнсисом.
— С Джо? Почему именно с Джо? Он совсем недавно пришел к нам.
— Ведь Уэлш давно следит за вами, разве не так?
— Вот оно что… — внезапно Кевин все понял, и его лицо побелело. — О, черт! Да он же коппер!
— Будь осторожен, Кевин. Этот Уэлш, похоже, мечтает засадить тебя за решетку.
— Вряд ли. Ему нужен Ли. Ладно, Шэрон, мне пора идти. Ли уже нервничает.
— Береги себя и помни, что ты не обязан делать то, что тебе говорит Ли, — сказала Шэрон. — Его уже ничто не спасет.
— Я не хочу, чтобы это случилось таким образом. Все, мне пора, Шэрон, увидимся.
— Да, увидимся. Помни о том, что я тебе сказала. — Она послала воздушный поцелуи и повесила трубку.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
Самолет начал снижаться над мюнхенским аэропортом. Близился вечер. Полет прошел без каких-либо происшествии.
— Эй, Кев! — Ли хлопнул его по плечу, чтобы разбудить.
— Ммм, что?
— Как дела?
— Нормально.
— Начинается! Мосты сожжены. Мы будем командовать парадом, не какие-нибудь идиоты из Red Army или Service Crew или еще откуда-нибудь. Английскую фирму на чемпионат мира повезет «Челси», во главе со мной.
Вот что тебе нужно, подумал Кевин. Тебе власть нужна. Гитлер рядом с тобой просто отдыхает.
В автобусе из аэропорта до города Ли уселся в самом начале, высматривая, нет ли на улицах признаков присутствия хулиганья. Джо же сел рядом с Кевином.
— Как дела? Круто, да? Когда же вечер наступит?
— Отвали! — прошипел Кевин. — Или кто-то может кому-то про кого-то рассказать!
— Тогда кто-то может шепнуть кому-то на ушко про твои отношения с Шэрон, понимаешь, о чем я?
Лицо Кевина вытянулось. Откуда он знает? Черт, они, наверное, за мной следят, а не за Ли!
Джо продолжал.
— У нас достаточно доказательств, чтобы закрыть тебя вместе с Ли, и на этот раз так легко, как в прошлый, ты не отделаешься.
— У нас? Что значит — у нас? Ты только пришел к нам. Ты ничего не знаешь!
— Я, конечно, не так много видел, зато Вулвич повидал кое-что.
«Ебаный в рот!» — Кевин почувствовал, как забилось сердце. Вулвич — это было погоняло Иана, тихого пария, бывшего в фирме уже несколько лет. Ничем особым он не выделялся, но знал о делах фирмы все. Кевин совсем пал духом, но Джо еще не закончил.
— Подумай об этом, Кевин. Помоги мне, и я помогу тебе. Увидимся позже.
Автобус подъехал к остановке, а Джо о чем-то говорил с Ли у двери.
«Вот ведь мразь», — подумал Кевин. Он все не мог успокоиться, когда услышал, что его зовут, и поднял голову. Ухмыляющийся Ли стоял рядом с ним.
— Пойдем, Кев. Давай закинем шмотье и пойдем прогуляемся. Джо идет с нами.
— Иду, — ответил Кевин, поднимаясь ни ноги.
Когда они вышли, Ли вытащил из кармана клочок бумаги.
— Шэрон дала мне адрес гостиницы. Я дал его остальным нашим, на случай если они не найдут сами, где остановиться.
— Эта твоя Шэз — настоящее чудо, — сказал Джо, глянув на Кевина.
— Чудо, Джо, чудо!
— Мне еще не выпадало счастье ее видеть.
— Когда вернемся, я как-нибудь возьму ее на футбол.
— Она не против пойти на футбол с парнями? — спросил Джо.
— Нет, она не против — она знает парней и знает игры, в которые мы играем! Да, Кев?
— Ага, — ответил Кев, думая про себя, что лучше бы они говорили о чем-нибудь другом.
— Таких, как моя Шэз, одна на миллион, ради меня она на все готова.
— А как же та барменша, как там ее?
— Слушай, Джо, то, чего Шэрон не знает, повредить ей не может, ты меня понял? — Ли внимательно посмотрел на него, чтобы в этом убедиться.
— Но если она вдруг узнает и решит ответить тебе тем же? — Ли остановился и встал перед Джо.
— Я что-то не пойму, Джо, куда ты клонишь? — Кевин переводил взгляд с одного на другого, его весь этот разговор очень тяготил.
— Никуда, Ли, я просто спросил. Ну, ты же сам понимаешь, как все это бывает.
— Да, но Шэз не такая. Она по мне с ума сходит. Кроме того, если какой-нибудь ублюдок встанет между нами, я его прибью.
— Понял, понял! Меняем тему! — сказал Джо, двинув бровью в сторону Кевина.
— Меняем! — резко ответил Ли.
Кевин облегченно вздохнул, когда они вновь двинулись по направлению к гостинице. Джо обернулся к нему и улыбнулся. Кевин отвел взгляд в сторону, выругавшись про себя.
— Слушай, этот Джо к Ли намертво прилип.
— Да, клево будет, если он утрет нос Кеву!
Терри с Джоном засмеялись, они шли в город, прогуляться по пабам.
— Слушай, Тел, как ты сейчас насчет Кева?
— Не знаю. Иногда он нормальный, а иногда меня бесит. Не пойми меня неправильно, я ничего против него лично не имею, но иногда он меня раздражает.
— Я тоже не пойму, что с ним происходит, потому как Ли, судя по всему, он тоже раздражает. Они же друзья детства, так что пусть Ли с ним и поговорит.
— Хорошо бы! А как насчет Джо?
— А что?
— Что-что! Появился хуй знает откуда, и уже лезет и лидеры!
— Да, но он-то вроде в порядке, — возразил Терри.
— Вроде. Слушай, давай заглянем сюда, это место вроде ничего. — Они направились ко входу в типично выглядевшпй пивной бар.
— В любом случае, мы скоро узнаем, чего стоит этот Джо, — сказал Джон, когда они уже вошли в бар.
— И Кев тоже, — добавил Терри, пытаясь привлечь внимание бармена. — Две кружки, приятель, — сказал он, подняв два пальца и показывая на пивном кран.
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
Ли накинул свою куртку Ralph Lauren и проверил бумажник. Снова закинул его во внутренний карман и вытащил свой нож.
— Сегодня тебе это не понадобится, Ли, — сказал Кевин. — Мы же идем просто прогуляться.
— Да, но ведь ты не знаешь заранее, кого мы встретим, а готовым нужно быть ко всему.
Кевин покачал головой, решив не спорить попусту. Джо с интересом следил за ними.
— Кто возьмет ключи? — спросил Ли, положив руку Джо на плечо. — Я не уверен, что вернусь сегодня.
— Почему это?
— Джо, мы же приехали учить этих немецких ублюдков, — объяснил Ли. — Так что, вечером, скорее всего, я буду показывать какой-нибудь местной сучке, из чего сделаны кокни, понимаешь, о чем я?
— А, да, конечно.
— Конечно конечно. Кев, ты готов?
— Да, идем. Оставь ключи мне. Я поберегу энергию для завтра.
— Дело твое, — сказал Ли. — Стареешь, брат, стареешь.
— С чего ты взял?
— Не хочешь снять немецкую шлюху. Ты ведь разошелся с Карен уже несколько месяцев назад, и что-то я не слышал, чтобы ты с тех пор кого-нибудь трахал.
— Ладно, посмотрим, — ответил Кев, глядя в ухмыляющуюся физиономию Джо.
Выйдя из гостиницы, они направились в красный квартал, где зависли в здоровенном пивняке. Одетые в старогерманском стиле официантки носили пивные кружки по три в руке, звучно опуская их на столики. Полупрофессиональная группа в углу, также в национальных костюмах, наяривала какие-то народные мелодии; посетители сидели на длинных скамьях, некоторые пританцовывали в такт музыке. Английские фаны, уже изрядно подпившие, выделывали на прямо на столиках.
— Дикое место! — закричал Джо, стараясь быть услышанным.
— Ага! Хорошее дешевое пиво и приятная компания! — Ли ущипнул проходившую мимо официантку за задницу. Та обернулась, он подмигнул ей, подняв свою кружку, но она не остановилась.
Ли и Кевин чокнулись, пиво заливало столик. Музыканты сделали паузу, но народ продолжал отплясывать на столах и глумиться. Оркестр заиграл снова, но как только стало понятно, что за песню они начали, английские песни и пляски оборвались, как по команде. С маленькой сцены раздавалось Deutschland Uber Alles.
— Ублюдки, блядь! — Ли швырнул свою кружку в стену, в то время как английские фаны устроили обструкцию музыкантам.
— Эй, Кев, Джо, погнали!
Он схватил другую кружку и бросил ее на сцепу. Другие парни, словно только и ждавшие сигнала, бросились на местных. Кевин опрокинул столик, пиво и кружки полетели во все стороны.
— Кевин, не дури!
— Джо, я не собираюсь тут жевать сопли с этими немецкими ублюдками! Да и тебе лучше бы не стоять в стороне, если хочешь не упуспгть Ли!
— Да, правильно. — Джо обернулся и принялся швырять все, что попадало под руку, стараясь ни в кого не попадать. В поле зрения Кевина попал подросток, пытающийся отползти к ближайшему выходу. Он подбежал, схватил пепельницу и накатил си парню но голове, потом за рядил с ноги. Пнул несколько раз, но остановился, услышав характерный шум, доносившийся от главного входа. Примчались полисы, и оставаться здесь было больше нельзя. Англичанам, по крайней мере.
Кевин опсмотрел вокруг, пытаясь найти Ли, но увидел только Джо — тот стоял около сцены и был скорее зрителем, чем участником.
— Где Ли?
— Не знаю, сам его ищу.
— Нужно сваливать, пока нас не повязали.
— Похоже, уже поздно, Кевин. Очень смешно! Давай, ищи Ли, и побыстрее! Ладно, ладно!
Они снова стали вглядываться в толпу, пытаясь разглядеть Ли среди хаоса летающих кружек, мелькающих кулаков и ботинок. Ли валил уже почти потерявшего сознание местного. Ли прижал того к стене и колотил головой об нее. Внезапно чья-то рука легла на плечо, заставив Ли обернулся.
— Черт, Джо!
— Уходим, полисы!
Ли отпустил свою жертву, и парень рухнул на пол. Джо молча переводил взгляд с бесчувственного тела на Ли.
— Господи, да он может копыта отбросить!
— Да и хрен с ним. Где Кев?
— Где-то здесь.
Они двинулись к Кевину; тот пытался с помощью табурета выломать дверь запасного выхода. Заведение уже заполнили полисы, хватавшие всех, кто попадался им на пути. Один из них ударил Кевина дубинкой, тогда тот обернулся и вальнул полиса табуретом.
— Красавец, Кев, — сказал Ли. — Закрыто, что ли?
— Заблокировано, похоже.
Они навалились вдвоем, и дверь подалась. Выбежав на улицу, они побежали прочь, Джо бежал за ними следом. Только через несколько улиц от пивняка они остановились перевести дух.
— Круто ты коппера вальнул, Кев, — тяжело дыша, проговорил Ли.
— Не очень-то хотелось быть повязанным, так что выбора не было.
— Слушай, я же тебя не критикую. Только я подумаю, что ты уже больше не тот, как ты доказываешь обратное, — засмеялся Ли.
— Чего смешного? — спросил Джо, подходя к ним.
— Офигенный махач, и мы на свободе.
— Да, у полисов шансов не было, — сказал Кевин. И добавил специально для Джо: — И никогда не будет.
— Так что, Джо, если не хочешь, чтобы тебя повязали, держись с нами, — усмехнувшись, Ли похлопал того по спине.
— Нам лучше здесь не оставаться, — сказал Кевин. — Копперы скоро весь район перекроют.
Они отряхнули свою перепачканную одежду. Ли внимательно оглядел улицу — полисов нигде видно ис было, только где-то вдалеке слышался вон сирен.
— Нам надо на другой конец города перебираться, посмотрим, что там, — сказал Ли, когда они шли в противоположную от сирен сторону.
Вышибалы придирчиво оглядели их с ног до головы, и только после этого открыли дверь в темный и насквозь прокуренный клуб. Они заплатили за вход шлюхе, сидевшей за кассовым аппаратом, и направились к бару. Внутри уже тусовалось несколько англичан, но тут все было спокойно и, похоже, никто и не подозревал, что происходит в других местах.
Кевин пролез к стойке, заказал на всех пиво. В этот момент к нему подошла молоденькая девушка.
— Огоньку не найдется?
— Да, конечно, — ответил он, щелкнув зажегалкой.
— Ты англичанин?
— Ага.
— Люблю англичан, — сказала она. Более откровенно-приглашающего взгляда Кевин не видел. — Нашел себе место на ночь?
— Эй, Кев, ты уже охмуряешь местных чикс? — спросил Ли, подошедший узнать, почему его приятель так долго не несет пиво. — Ты время даром не теряешь!
— Это вовсе не местная чикса. Я думаю, это одна из тех, которым нужно платить.
— Да? Как дела, дорогая?
— Ты тоже англичанин?
— Причем не самый худший. — Ли обхватил ее за талию и притянул к себе.
— Закажешь мне выпить?
— Все что хочешь. Кев, закажи чего-нибудь для маленькой леди — Ли окинул проститутку взглядом и улыбнулся.
— Тебе нравится?
— Конечно, — ответил Ли, взяв ее за руку. — Пойдем присядем.
— Похоже, нас кидают, Кев, — сказал Джо, глядя, как Ли и девчонка скрываются в темном углу клуба.
— Ужасное невезение! Пойдем тоже присядем. Я заметил тут парочку парней из «Челси», так что мне будет с кем поговорить.
— Зря ты так, Кевин. Это всего лишь моя работа.
— Меня не ебет, что это такое, — отрезал Кевин. — Пошли!
Некоторое время спустя Ли подошел туда, где сидели Кевин и Джо.
— Я не иду сегодня с вами, парни, — сказал он, ухмыляясь.
— Мог бы и не говорить.
— Кев, эта шлюха офигительная! Буфера, ножки, язычок — все как надо!
— Счастливо отдохнуть.
Вот ублюдок, только и мечтает, как бы залезть кому-нибудь в постель. Ему наплевать на Шэрон.
— Непременно, — Ли подмигнул в ответ. — Кто это с вами?
— «Челси».
— Да? Что-то я раньше их не видел.
— Они обычные фаны, цвета и все такое.
— Ладно, увидимся завтра.
Кевин покачал головой, глядя, как Ли возвращается к своей шлюхе.
— Что случилось, Кевин? — спросил Джо.
— Ничего.
— Что-то непохоже на ничего.
— Сказал ничего, значит ничего. Ли ушел с проституткой, значит, мы увидим его завтра.
— А как же Шэрон?
— А причем тут Шэрон? — Кевина уже начинал раздражать этот непрерывный поток вопросов.
— Что бы она сказала на это?
— Ничего, потому что она об этом не узнает.
— Ты любишь ее, да?
— Люблю ее? Нет, мне ее просто жалко. Я думаю, что она заслуживает лучшего, чем Ли.
— Тебя, например, — сказал Джо, поднося к губам кружку.
— По крайней мере, я не маньяк.
— Тогда ты готов кое-что со мной обсудить?
— Да пошел ты! — Кевин отвернулся и заговорил с другими фанами «Челси».
Ли встал из-за столика и кивнул головой в сторону двери. Проститутка допила и тоже поднялась. Поправила юбку, чтобы не было заметно нижнего белья, и топик, чтобы подчеркнуть очертания бюста. Ли притянул ее к себе за ягодицы, прижав ее пах к своему. Она улыбнулась и повела его прочь из клуба.
Они сидели на грязном диванчике. Обои кое-где были покрыты плесенью, а дверь с трудом удалось закрыть, настолько она была перекошена.
— Ты живешь здесь? — спросил Ли, думая о том, что в таком месте не поселил бы даже собаку.
— Иногда. Иногда я езжу домой, к родителям, но они стыдятся меня, так что я не могу оставаться у них надолго. Иногда ночую у подруг, которые занимаются тем же, чем я.
— Как тебя зовут?
— Анна. А тебя?
— Ли.
Он стянул с нее куртку. Он тискал ее грудь, пока они целовались. Грубо, почти разорвав, он расстегнул ее блузку. Анна, высвободившись из его объятий, сняла ее. Вгляд Ли переместился ниже.
— И остальное.
Она выпорхнула из своей миниюбки и скинула шпильки. Теперь она стояла перед Ли в бюстгальтере, трусиках с отверстием в паху, и чулках с подвязками.
Ли улыбнулся, расстегивая свои джинсы Armani. Он вытащил напрягшийся член; Анна, опустившись на колени, начала старательно сосать и облизывать. Пока ее голова двигалась вверх-вниз, Ли держал ее за волосы.
Пока она была занята делом, Ли, окинув взглядом комнату, заметил кое-какие приспособления для жесткого секса. Тогда он отстранил ее голову от своего члена. Анна улыбнулась, глядя на него снизу вверх.
— Тебе нравится?
— Да, но как насчет всего этого?
— Это стоит дороже.
— Справедливо, — сказал Ли, перебирая пальцами ее волосы. — Любишь куннилингус?
Анна слегка удивилась такому вопросу.
— Ты правда этого хочешь? Ты вроде не похож на мазохиста!
— Нельзя судить о книжке по обложке. Я всегда люблю командовать, а сейчас хочу разнообразить свой опыт. Так сколько?
— За всю ночь — 150 марок.
— Нормально, давай за дело.
Анна толкнула Ли на спину, сама усевшись на его лицо. Ее промежность была прямо над ним.
— Лижи меня!
Она вздохнула, когда язык Ли коснулся ее клитора. Через несколько минут Лина почувствовала приближение оргазма.
— Я кончаю! — прокричала она, сильнее вдавливая свое хозяйство в лицо Ли. — Открой рот, я хочу писать!
Оргазм затопил ее, Анна выгнулась дугой, чувствуя в то же время, как теплая жидкость заструилась в рот Ли.
Эта сука еще не знает, что ее ждет, и вряд ли она захочет когда-нибудь провести со мной еще одну ночь!
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
Войдя вместе с Джо в паб, где должны были встретиться все фаны «Челси», Кевин с удивлением обнаружил, что Ли уже там.
— Как дела, Кев? — окликнул он нх, причем лицо Ли явно носило следы удовльствий, пережитых ночью.
— Джо, возьми по пиву, — сказал Кевин, направляясь к Ли. — Как ночка?
— Волшебно. Она оказалась извращенкой. Любит жесткий секс.
— Да? А сейчас-то она как — я имею в виду, ты ее не слишком отделал? — В голове Кевина возник образ проститутки, лежащей мертвой в глухом уголке какого-нибудь парка.
— За нее не волнуйся, — ответил Ли. — Вряд ли он мог что-то добавить. Его спина еще горела от полученных ударов плеткой. Сомнения Кевина рассеяло появление в пабе еще нескольких фанов «Челси», которые тут же стали обмениваться рассказами о своих вчерашних похождениях.
Кевин заметил, что у стойки Иан и Джо сосредоточенно о чем-то разговаривают. Нетрудно догадаться, о чем там они перетирают , подумал он про себя. Внезапно старые мысли нахлынули снова. Первым его желанием было сдать их Ли и остальным, а Шэрон — ну, будь что будет. Но что-то в глубине души говорило ему, что насилие зашло слишком далеко, и хоть это было и против всех его принципов, он хотел помочь полисам.
Все еще погруженный в раздумье, Кевин заметил, что атмосфера в пабе изменилась. Посмотрев вокруг, он увидел порядка 30 парней «Арсенала», вошедших в паб. Некоторые лица ои видел в этом году на нх Северной трибуне.
— Здорово, Скитс, — окликнул Ли массивного молодого ямайца, одного из основных людей на Хайберй. Скитс усмехнулся в ответ.
— Здорово, брат. Мы все думали, куда вы делись.
Все вокруг расслабились, народ смешался друг с другом. Кевина всегда удивляло, как люди, дома готовые перегрызть глотки, на выездах за сборной действуют вместе. Перемирия заключались всегда, но не всегда они действовали. Фирма «Вэст Хэма», например, не любила смешиваться с другими лондонскими мобамп, и всегда присутствовало напряжение между северными и южными фирмами, особенно между «Челси» и «Лидсом». Парни «Арсенала» рассказали, что вчерашним вечером в центре была стычка между «Портсмутом» и «Саутгемптоном».
В течение всего дня подтягивались другие хулиганы, самыми заметными из которых была группа из примерно 40 парней «Миллуолла», явившихся под аккомпанемент дружеского подначивания. Как обычно, основу английского моба составляли «Челси», «Миллуолл» и «Арсенал». Ветераны множества беспорядков в Европе, три фирмы часто сражались плечом к плечу.
По мере приближения шести вечера накал бухалова стихал, и наконец накачанные алкоголем тела вырулили в вечерний город, заряженные ненавистью в предвкушении предстоящих событий.
На противоположной от паба стороне улицы стоял микроавтобус без каких-либо опознавательных знаков. Внутри него находились немецкие полицейские, а также два представителя Управления Футбольной Разведки.
— Все те же лица, — сказал сержант Мосс своему коллеге, констеблю Джонстону.
— Да, сержант. Наш сотрудник с Джонсом. В этой группе основные траблмейкеры. — Он повернулся к немецким полицейским. — Если вы сможете их проконтролировать, все будет в порядке. Возможные беспорядки в других местах будут небольшими и вероятнее всего будут мвлятся спровоцированными неумеренным потреблением алкоголя, с ними легко будет справиться.
Немцы дружно закивали, демонстрируя понимание. Хотя футбольное насилие начинало их доставать уже и на домашней сцене, ни с чем подобным сталкиваться им еще не приходилось.
Тем не менее они хорошо подготовились, предприняв одну из самых крупных полицейских операции в истории города. Микроавтобус осторожно тронулся и двинулся вслед за трамваем, в который погрузились хулиганы в сторону стадиона.
Едва английские фаны сошли с трамвая, они немедленно были окружены превосходящим числом немецких спецназовцев, предупрежденных зашифрованным микроавтобусом.
— Ебаный в рот! — сказал Ли. — Тут, похоже, все без мазы!
— Да, похоже, полисы просекли фишку, — ответил Кевин, глядя на Джо. Тот улыбнулся ему в ответ.
— Ладно, мы возьмем свое вечером, после матча, — сказал Ли, воодушевляя других и себя. — Ведь раньше у них никогда не получалось остановить нас, да? Мы всегда что-нибудь устраивали.
Это точно , подумал Кевин, к которому вновь вернулась ностальгия по прежним временам.
Конный полицейский объявил, что всех англичан эскортируют на стадион, а те, у кого нет билетов, могут заплатить непосредственно при входе на сектор.
И после этого наши чиновники еще пытаются не пускать заграницу безбилетных фанов , подумал Джо, глядя, как колонна английских суппортсров двинулась в путь.
Команды появились на поле. Атмосфера на стадионе была наэлектризована до предела. Хулиганы разместились на самом верху сектора, рядом с ограждением, которое отделяло их от немцев. Хотя стадион был полностью оборудован пластиковыми креслами, в английском секторе почти все стояли.
RULE BRITANNIA!
BRITANNIA RULE THE WAVES!
BRITONS NEVER NEVER NEVER SHALL BE SLAVES!
TWO WORLD WARS AND ONE WORLD CUP!
ENGLAND! ENGLAND!
Игра началась в бешеном темпе: песни и заряды гремели по всему стадиону. Англичане доминировали почти весь первый тайм, но перед самым перерывом немцы перехватили инициативу и открыли счет.
— Ублюдки! — прокричал Ли в направлении ликующих за ограждением немецких болельщиков.
Кевин окинул взглядом моб. Почти никто не смотрел на поле, все взгляды были прикованы к соседнему сектору. Наконец прозвучал свисток судьи, зафиксировавший окончание первого тайма.
Внезапно вылетевшая с немецкого сектора ракета врезалась в англичан. К счастью, она ни в кого не попала, но для начала беспорядков ее вполне хватило. Вырванные кресла полетели в немцев, и парни из разных фирм кинулись к ограждению.
В дело немедленно вступила полиция, размахивая дубинками. Боковым зрением Кевин заметил, что два полицейских пытаются повязать Ли. Не раздумывая, он кинулся на помощь другу, накатил полису пластиковым креслом.
— Вали полисов! — закричал он, так как обычные английские фаны стояли в нерешительности.
После этого призыва рядовые болельщики присоединились к профессиональным хулиганам, и полицейским пришлось отступить вниз, к кромке поля.
— Спасибо, парни, — сказал слегка помятый Ли. Потом он посмотрел на Кевина и слегка улбынулся. — Особенно тебе. Кев.
— Мы же друзья, — ответил Кев. Снова я доказал свою преданность Ли. Может, мне поговорить с Джо, по-тихому, сказать ему, что это все не дело? По крайней мере, у них с Вулвичем будет шанс уйти незамеченными. Довольный, что пришел к какому-то решению, он переключил свое внимание на поле, на котором уже появились футболисты. Второй тайм вот-вот должен был начаться.
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
После финального свистка прошло еще 45 минут, прежде чем полисы выпустили английских фанов с уже полностью пустого стадиона. Вместе с Ли Кевин шел в первых рядах по направлению к зарешеченному отстойнику, где их ждали автобусы, которые должны были доставить англичан в центр.
Ли дошел до другой стороны отстойника, попробовал ворота. К своему изумлению, он обнаружил, что они незаперты. Полисов рядом не было.
— Эй, Скитс, тут открыто, — прошептал он хулигану «Арсенала». — Давай всех сюда.
— Круто! — ответил темнокожий парень, отправившийся звать своих.
Народ понемногу, чтобы не привлекать внимания полицейских, скапливался у этих ворот.
— Англичане, вперед! — закричал кто-то из «Миллуолла», ударом ноги распахивая ворота.
Все ринулись вперед, и прежде чем полисы успели отреагировать, толпа уже растворилась в прилегающем к стадиону темном парке. Немецкая полиция даже не сделала попытки преследовать.
— Они упустили их, сержант, — сказал констебль Джонстон, все еще сидевший в зашифрованном микроавтобусе. — Нас ждет приятный вечер.
Сержант Мосс согласно кивнул.
— Как немцы могли их выпустить?
— Любители чертовы! — выругался Джонстон. Микроавтобус тронулся по следам хулиганов.
— Давай на эту улицу! — прокричал Ли.
— Рассасываемся, когда выйдем на улицу! — добавил Скитс. — И без шума!
Они замедлили ход, выйдя в город. Ли обернулся, пытаясь прикинуть, сколько их всего.
— Сотня рыл, не меньше, Кев. Более чем достаточно.
Кевин возбужденно кивнул.
— А вот и они, — сказал какой-то молодой в свитшоте Armani с небольшим значком «Манчестер Юнайтед» на груди.
Ли и Скитс посмотрели туда, куда показывал парень. Снаружи видневшегося впереди паба сидели за столиками немецкие фаны.
— Для начала сойдет, — ответил Ли.
Они двинулись вперед, через дорогу. Немцы заметили двигающийся в их направлении моб и вызвали подкрепление из паба. Выбегавший изнутри народ вооружался пивными кружками и табуретами от стойки.
— Давайте, немецкие ублюдки! Погнали! — закричал Псих Майк, первым прыгнув на немцев, размахивая кулаками. Немцы отмахивались бутылками и кружками. Сначала Ли и Кевин дрались плечом к плечу, но в процессе махача потерялись. Когда Кевин наконец увидел Ли, то обнаружил его в дверях паба, окруженного вооруженными табуретами немцами, и немедленно кинулся на помощь.
И только подбежав ближе, заметил блеск стали. Молодой немец попятился назад, потом упал. И Кевин, и немцы застыли на месте, а Ли продолжал размахивать ножом. Немцы обратились в бегство, оставив раненого на полу. Взбешенный их исчезновением. Ли набросился на лежащего немца.
— Ли, нет! Стой! — закричал Кевин, хватая его за рукав. — Ты же убьешь его! — Ли обернулся, едва не задев ножом Кевина.
— Отвали, Кев, или я и тебя прирежу!
С искаженным ненавистью лицом Ли снова повернулся к немцу. Кевин молча стоял, пораженный тем, что видел. Вой сирен, прорвавшийся сквозь непрерывный грохот бьющегося стекла, был сигналом, что пора сваливать.
— Бежим отсюда, Кевин! — Джо схватил Кевина и толкнул в противоположном от сирен направлении.
— А ты чего беспокоишься? Они же твои коллеги, что, не так? — Кевин стряхнул его руку.
— Тише ты! Нечего об этом орать!
— Вот именно! Пошли!
Некоторые уже обратились в бегство, и Кевин с Джо последовали за ними. Ли остался сзади. В глубине души Кевин надеялся, что его повяжут.
Ли стоял на одном колене, левая рука лежала на нем, а правая механически продолжала наносить удары. Он слышал голоса, крики, наверное, но они не доходили до его сознания. Лица вокруг слились в одно мутное пятно, в голове было только одно — ненависть к врагам.
Нож легко входил в беззащитное тело. Ли усмехнулся. Внезапно он почувствовал что-то на щеке и остановится, чтобы смахнуть это «что-то» рукой. Посмотрел на руку и увидел кровь.
— Немецкий ублюдок! Ты меня всего измазал!
Он хотел ударить еще раз, но тут услышал новый звук — полицейские сирены.
— Черт! — Ли вытер нож и руки о джинсы своей неподвижной жертвы и побежал прочь.
Отбежав от полисов на приличное расстояние, они разделились на мелкие группы. Кевин пошел следом за Скитсом. Он заметил, что Джо с парнями из «Миллуолла» идет в другую сторону. Слава яйцам!
ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
Проснувшись в гостинице на следующее утро, Кевин посмотрел вокруг. Джо, вернувшийся, должно быть, ночью, спал на соседней кровати, но Ли нигде видно не было. «Хоть бы его повязали» , — думал Кевин, потихоньку, чтобы не разбудить Джо, одеваясь.
«Все, я завязал», — поклялся он себе, проходя мимо ресепшена.
Администрация требовала со всех английских фанов предоплату, так что проблем с отъездом у них не было.
Проходя по холлу, он заметил Ли, тот спал, свернувшись клубочком, в кресле. Его даже не арестовали. Ну и черт с ними! Поеду-ка я домой пораньше. Ли? Хуй с ним! Я не убиваю людей, по крайней мере!
В аэропорту Кевин сразу направился к окошку Британских Авиалиний.
— Добрый день, у меня билет на Лондон на 17:30 сегодня вечером, я хотел узнать, могу ли я поменять билет на более ранний рейс. — Он протянул билет блондинке, сидевшей в окошке.
— Сейчас посмотрю, сэр, — потенциальная Мисс Вселенная улыбнулась ему в ответ. Пока она щелкала по клавишам, Кевину представилась великолепная возможность любоваться видом, открывающимся сквозь ее расстегнутую блузку. Он усмехнулся, но тут понял, что она не носит бюстгальтер, и покраснел.
Женщина подняла голову, застав Кевина на месте преступления, и улыбнулась его реакции.
— Да, сэр, нет проблем. — «Симпатичный» , подумала она, вновь отвернувшись к экрану компьютера. «Хотя, наверное, один из этих футбольных хулиганов» . — Есть рейс на 9:45, то есть у вас только 45 минут на сборы и прохождение таможни. Это вас устроит?
— Да, спасибо.
— Добро пожаловать в Лондон, аэропорт Хитроу.
Голос из динамиков прервал тревожный сон Кевина. Сходя по трапу, он ощутил, как это здорово — вернуться домой. Его радость удвоилась, когда он подумал, что с каждым шагом оставляет мир футбольного насилия все дальше позади.
Пройдя таможню, он направился к газетному киоску.
ПОДРОСТОК ЗАРЕЗАН НАСМЕРТЬ.
АНГЛИЙСКИЕ ФАНЫ УСТРАИВАЮТ БЕСПОРЯДКИ.
ПОЗОР — АНГЛИЙСКИЕ ФАНЫ УБИЛИ НЕМЕЦКОГО.
УБИЙЦЫ!
Первые полосы каждой газеты кричали в лицо Кевину. Дрожащей рукой он вытащил одну из газет, протянул продавцу. Холодный пот струился по его спине, пока он читал репортаж, рассказывающий об инциденте, в котором сам принимал участие.
Ли — убийца. Его лучший друг, друг детства, убийца, и он, Кевин, просто смотрел и ничего не сделал, чтобы остановить его!
— И что, блядь, мне теперь делать? — сказал он во весь голос. Медленно он шел по залу прибытия. Глаза остановились на нескольких объектах у противоположной степы. Таксофоны. Шэрон.
— Привет, Шэрон, это Кевин.
— Привет, Кев! Откуда звонишь?
— Из Хитроу.
— А когда ты вернулся? Я думала, вы вернетесь только вечером!
— Полчаса назад. Слушай, мне нужно тебя увидеть, причем немедленно.
— Да, давай. Ли с тобой?
— Нет, Шэрон, я буду у тебя через час.
— Кевин… — Поздно. Он уже повесил трубку и почти побежал в метро.
Поездка в метро показалась ему вечностью. Перед глазами проплывали события двух последних дней. Нельзя допустить, чтобы Ли сошло с рук убийство, в этом не было сомнений. Он должен встретиться с инспектором Уэлшем, но он не мог на это решиться. Его дружба с Ли тоже чего-то стоит. Он мог бы поговорить с Ли, убедить его. Убедить, что можно устраивать беспорядки, никого не убивая.
А если не получится? Ли же взбесится! Черт! Почему я? Почему все это на меня свалилось? И зачем мне все это нужно?
Кевин опустил голову на руки, пытаясь привести мысли в порядок, но это не помогло. Образ мертвого немецкого подростка, лежащего на земле, не выходил из головы.
Звон домофона едва не порвал Шэрон барабанные перепонки, пока она дошла до двери.
— Алло? Кевин?
—Да.
Она открыла входную дверь, Кевин вошел и сломя голову понесся вверх по лестнице. Шэрон застыла на месте, изумленная скоростью его передвижения. Добежав до площадки на втором этаже, Кевин кинул на пол рюкзак и крепко обнял ее.
Шэрон прильнула к нему, и сразу почувствовала, что он дрожит. Она отступила на шаг и заглянула ему в лицо. Боль и страдание были в его глазах.
— Кевин, что случилось?
— Господи, Шэрон. — Он снова привлек ее к себе и зарылся лицом в волосы. Впервые со времен своего детства он был близок к тому, чтобы заплакать.
— Давай лучше войдем, Кев.
— Да, ты права.
Шэрон втащила Кевина внутрь и закрыла дверь. Кевин какой-то несвойственной ему походкой проследовал за ней в гостиную и сел, закрыв лицо руками.
— Я сейчас сделаю тебе кофе.
А покрепче у тебя ничего нет?
— Виски?
— Да, стакан, если можно.
Шэрон прошла на кухню, налила виски в большой стакан. Сев рядом с Кевином, обняла его за талию, протянула ему стакан.
— Спасибо, Шэрон. Это мне поможет. — Он выпил почти вес одним глотком.
— Полегче! Теперь рассказывай, что стряслось.
Кевин вынул из рюкзака газету, купленную в аэропорту.
— Посмотри там, на первой странице.
Она взяла, развернула. Пробежала глазами заголовок, но сначала ничего не поняла. Она прочитала его еще раз, а потом и статью под ним. Чем дальше она читала, тем чаще билось ее сердце. Она взглянула на Кевина.
— Ли?
— Да.
— О, Господи!
Газета упала на пол. Она закрыла лицо руками. Краска сбежала с ее лица, когда она представила, как Ли своим ножом убивает человека.
— Ты точно знаешь?
— Я был там, я видел это своими глазами, и я ничего не сделал… Просто убежал, когда появились копперы.
— Ох, Кевин! Его арестовали?
— Как же! Когда я выходил из гостиницы сегодня утром, он спал там в холле! Я не стал будить его.
Они сидели молча — им казалось, что несколько часов.
— Ты сам-то как? — спросила наконец Шэрон.
— Нормально. Устал немного, но это не страшно.
— Иди в постель. — Кевин улыбнулся и погладил ее бедро.
— Прости, но вряд ли у меня хватит сил сейчас. — Шэрон взяла его за руку, засмеялась.
— Да не для этого, глупый! Просто спать!
— Неплохая идея, — ответил он.
— Вперед, — сказала она, целуя его в лоб. — Я тебя разбужу через пару часиков.
— Да?
— Да! Давай, пошел! — Она стащила его с кресла и потянула в спальню.
Кевин начал раздеваться, Шэрон задернула шторы. Обернувшись, когда он снимал джинсы, она увидела, как напряжены мышцы на его спине.
— Не хочешь ко мне присоединиться? — спросил Кевин, сидя на краю кровати.
Она подошла и села рядом.
— Ты же сказал, что у тебя сил нет?
— У меня их и нет. Просто хочется, чтобы ты была рядом.
— Ладно.
Он поцеловал се. Она обвила tuо шею руками. Кевин обнял ее крепче, почувствовав, как пальцы Шэрон ползут по его спине.
— Кто это ложится спать одетым?
Шэрон засмеялась и встала. Кевин нырнул под одеяло и молча смотрел, как она раздевается. Потом они лежали, прижавшись друг к другу, и скоро оба уже спали.
ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
— Кева никто не видел? — лихорадочно спрашивал всех и каждого Ли.
— Съебался, наверное, Ли, — зло ухмыльнулся Терри. Ли схватил его за рукав.
— Следи за базаром, Тел!
— Ладно, ладно! Я просто пошутил!
— Так-то лучше! — Он отпустил Терри, и тот отошел, отряхиваясь.
— Кто видел его последним?
— Джо, — сказал Майк, стараясь сохранить ситуацию под контролем.
— Где?
— После того махача у первого паба, — ответил Майк.
— А сам Джо где сейчас?
— Где-то здесь, узнает, не видели ли Кевина Скитс или кто-нибудь из его парней. Кевин не мог уйти далеко.
— Он мог зависнуть у какой-нибудь шлюхи!
— Да, Джон прав, Ли.
— Может быть, но я хочу знать наверняка.
Парни молчали, не зная, что сказать. Ли отправился на поиски Джо — может, тот что-нибудь разузнал.
— Если хотите знать мое мнение, то Кевин съебался домой, — тихо сказал Джону Терри.
— Ты же не знаешь этого, Терри.
— Да, Джон, но где он в таком случае, а? Пересрал после вчерашнего махача и свалил пораньше.
— Он не бросил бы Ли. Они же лучшие друзья.
— Да? Последнее время мне так не кажется. Кев давно уже не боец.
— Зря ты так, Терри. Кев в полном порядке.
— Да, а как же тогда «Арсенал», «Ман Юнайтед», махач с жидами в клубе? А?
Джон отвел взгляд в сторону — он понимал, что Терри прав, но он всегда симпатизировал Кевину и не хотел смотреть в лицо правде.
— Ладно, парии, весь этот разговор никуда не ведет, — сказал Майк, и тут же заметил идущих к ним Ли и Джо. — Ну как, Джо?
— Ни фига. После нас со Скитсом никто его не видел.
— Когда это было?
— Вчера вечером, когда появились копперы. Мы вместе от них съебывали.
— И куда вы потом пошли?
— Вышли на соседнюю улицу и разделились. Он пошел со Скитсом, а я с парнями из «Мпллуолла».
— Повезло тебе! — фыркнул Майк, пытаясь разрядить обстановку.
— И? — Терри все еще ждал возможности уличить Кевина в чем-нибудь позорном.
— Скитс сказал, что потом они еще прыгнули на немцев, но тут же появились полисы, и после этого Кевина уже никто не видел.
— Никто не видел? — автоматически повторил Терри.
— Блядь! — выругался Ли. — Его повязали! Говорят, вечером приняли нескольких парней, наверное, и Кевина тоже. — Лицо Ли исказила гримаса ярости, а физиономия Терри вытянулась при мысли, что Кевин снова сохранит свой героический статус. Ли швырнул кружку, которую держал в руке, в ближайшее окно. Все разом замолчали. Полицейский на улице пригнулся, пытаясь увернуться от осколков стекла.
— Не реагируйте! — сержант Мосс просил своих немецких коллег сохранять спокойствие, чтобы не спровоцировать новых инцидентов.
— Когда они улетают, сержант?
— Большинство — в 17:30, по некоторые, к несчастью, едут поездом, а потом на пароме. Надеюсь, здесь уже больше ничего не будет. Если повезет.
— Немцы вчера много народу арестовали.
— И что они с ними собираются делать?
— Депортировать, — ответил Джонстон, зная, что Мосс хотел услышать совсем другой ответ — что все предстанут перед судом здесь.
— У тебя списка арестованных случайно нет?
— Да, вот, держите. — Сержант взял список и бегло просмотрел его, покачивая головой.
— Все та же публика. Хорошо хоть никого из наших не повязали.
— Жалко только, что не вычислили того ублюдка, что прирезал парня.
— Так и неизвестно, кто это сделал? — спросил Джонстон.
— По слухам, кто-то из «Челси». Возможно, из моба, с которым работает Фрэнсис. Но здесь мы этого все равно не узнаем.
— Жалко.
— Да. Слушай, это не Джонс из паба выходит? — Джонстон окинул взглядом группу английских фанов, стоящих на тротуаре.
— Да, сержант, и он, похоже, здорово чем-то недоволен.
— Гм. Я бы не отказался узнать, чем именно. — Вдвоем они продолжали вглядываться в Ли, пытаясь определить, чем вызвано его бешенство.
А Ли оглядывался в поисках кого-то или чего-то, на чем можно было бы сорвать зло. Наконец взгляд его остановился на микроавтобусе. Ему показалось, что он уже где-то видел его раньше.
— Парни, никто не видел этот микроавтобус? — Несколько человек видело, но в разных местах и в разное время.
— Это же полисы!
— И я так думаю, Джон. — Ли вышел на дорогу и встал посреди нее, лицом к микроавтобусу. Поднял булыжник и швырнул.
Остальные последовали его примеру, но тут же были оттеснены немецкой полицией, непрерывно дежурившей у паба.
— Ли, пошли! Уходим, пока нас всех не повязали! — Майк потащил Ли назад, пытаясь успокоить.
— Да, ты прав. Вперед, парни, на хуй этот ебаный городишко! Они развернулись и двинулись в противоположную сторону. Каждый шаг теперь приближал их к дому. Но прежде чем они ушли, еще один камень вылетел из толпы, запрыгав по крыше микроавтобуса.
— Ублюдки!
ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
Шэрон разбудили мягкие вечерние лучи, пробивавшиеся сквозь щель в жалюзи. Кевин спал рядом. Она потихоньку выскользнула из постели; Кевин шевельнулся, по продолжал спать.
Шэрон накинула халат и вышла в гостиную. Села, пободрала с пола газету, принесенную Кевином. В глубине души она понимала, что вес это правда, но тем не менее никак не могла поверить. Хотя Ли с каждым разом заходил все дальше, так что убийство было логичным следующим шагом.
Она прошла на кухню, включила чайник. Присела подождать, пека он закипит, пытаясь привести мысли в порядок. Взгляд ее бесцельно блуждал по кухне, пока не остановился на дверце шкафа, на которой был пришпилен кусочек бумаги. Она встала с табурета, подошла ближе. На бумажке карандашом было нацарапано: «Инспектор Джим Уэлш, полицейское управление Фулхэм». Вот оно! Вот что нужно делать!
Чайник только начал закипать, но Шэрон решительно выдернула шнур из розетки.
— Инспектора Уэлша, будьте добры.
— А кто его спрашивает?
Скажите ему, что это по поводу Ли Джонса.
— Минутку.
Шэрон ждала секунд двадцать, не меньше, прежде чем услышала мужской голос.
— Инспектор Уэлш слушает.
— Здравствуйте, это Шэрон. Шэрон Гиллеспи.
— А, мисс Гиллеспи! Чему я обязан этим удовольствием? — закинув ноги на стол, он откинулся на спинку кресла, а губы растянулись в самодовольной ухмылке.
— Это по поводу Ли, — тихо сказала Шэрон.
— Я тоже так думаю.
— Вы знаете, что он ездил в Германию на футбол?
— Да? — она замолчала, почувствовав вдруг себя виноватой. — Да, и что? — спросил он нетерпеливо.
— Не подталкивайте меня! Это не так уж просто!
— Да-да-да, я все понимаю. Постарайтесь успокоиться и скажите мне то, что собирались.
— Вчера вечером был зарезан немецкий болельщик — так вот, это сделал Ли. — Уэлш резко выпрямился, скинул ноги со стола.
— Что вы сказали?
— Что слышали.
— Этого парня зарезал Джонс? Откуда вы знаете? Он сам вам рассказал?
— Нет, я его не видела. Он вернется только вечером, не раньше. Мне сказал Кевин.
— Кевин Мюррэй? А он что, не с Джонсом?
— Нет, он вернулся сегодня утром, потому что не мог больше оставаться рядом с Ли. — Уэлш не верил своим ушам.
— А Кевин откуда знает?
— Он был там и видел все своими глазами.
— А сейчас Кевин где?
— Здесь, у меня.
— Может быть, он подъедет к нам? — Уэлш хотел всего и сразу.
— Не знаю. Он не знает, что я звоню вам.
— Гм. Как вы думаете, он не откажется встретиться со мной?
— Я не знаю! Все эти события здорово выбили его из колеи.
— Может быть, вы попробуете убедить его сделать это? — Уэлш знал, что никто, кроме Шэрон, не сможет заставить Кевина сдать своего лучшего друга.
— Не знаю. Я попробую.
— Умница! Почему так резко поменялись ваши вкусы, Шэрон?
— Не ваше дело! — отрезала она. — Все, что я знаю, это что Ли стал чудовищем, которому не место на свободе!
— Хорошо, хорошо! Поработайте над Кевином ради меня и дайте мне знать, когда он созреет.
— Ладно. Я постараюсь.
Довольный Уэлш положил трубку и рассмеялся вслух. Потом встал, вышел из своего кабинета и зашел в общее помещение.
— Чему радуетесь, шеф? — спросил один из его подчиненных.
— Как только Фрэнсис вернется в Англию, пусть немедленно готовит отчет!
— А что за спешка, шеф?
— Того немца убил Джонс.
— Вы шутите! — Сотрудники управления молча переглянулись.
— Откуда вам это стало известно? — спросил сержант.
— Дело в том, сержант, что его подруга — я хотел сказать, бывшая подруга — только что звонила мне! Так случилось, что Мюррэй все видел и вернулся домой в шоке после этого. Девчонка постарается убедить его дать показания. — Присутствующие устроили что-то вроде небольшой овации.
— Не слишком-то радуйтесь, Мюррэй еще не у нас.
— А что, если Фрэнсис тоже все видел?
— А что, если нет? Я не хочу упускать ни одного шанса. Теперь нужно узнать, когда прибывает их рейс, и связаться с людьми из Футбольной Разведки. Если они собираются кого-то задерживать, попросите их задержать так же пару-тройку парней из фирмы Джонса, и среди них Фрэнсиса, для дачи показаний. Только пусть не трогают самого Джойса. Это удовольствие я хочу приберечь для себя.
— Да, шеф.
Шэрон поставила две чашки кофе на столик рядом с кроватью и включила лампу. Проснувшийся Кевин потянулся, все еще чувствуя усталость во всем теле.
— Сколько время?
— Без чего-то семь.
— Семь часов! — Кевин не думал, что проспал так долго.
— Ага. Вот кофе. — Она протянула ему чашку, села рядом. — Есть хочешь?
— Да нет, что-то не хочется. Поспал зато здорово.
— Хорошо. — Она поцеловала его в плечо.
Кевин улыбнулся, поймав ее взгляд. Поставил кофе, взял кружку из рук Шэрон и поставил рядом. Потом расстегнул поясок халата, стянул его с ее плеч.
Руки Кевина нежно ласкали тело Шэрон. Ее соски затвердели от первого его прикосновения. Он вытащил из-под нее одеяло, и она растянулась рядом, пока он ласкал ее груди языком и пальцами.
Шэрон ничего не могла поделать с собой. Кевин просто сводил ее с ума. И в постели он был намного лучше Ли. Ли был слишком эгоистичным. Ему было главное кончить самому. Сколько раз он оставлял ее неудовлетворенной! А Кевин был таким нежным, таким внимательным. Кожа просто пылала, когда он гладил руками ее обнаженное тело. Потом запылала и вагина, почувствовав прикосновение его пальцев и языка.
Она тихонько вздохнула, когда Кевин вошел в нее. Притянув его голову к своей, она поцеловала его в губы. Их языки жадно встретились. Кевин приподнялся на руках, Шэрон ласкала пальцами его плечи и спину.
С каждым толчком волна удовольствия все больше захлестывала Шэрон.
— Кевин! Кевин! — простонала она. Ее ногти царапали его ягодицы, и Кевин больше не мог сдерживаться. Он кончил, ощутив, как лежащая под ним Шэрон в экстазе изгибает спину, одновременно глубже запуская свои коготки в его тело. — Мне кажется, я люблю тебя, Кевин!
Он взглянул на нее и поцеловал еще раз.
Ли почти весь рейс просидел молча. Он тревожился, не зная, что с Кевином. Почему копперы вечно вяжут Кевина, а не его? Ублюдки! Все время вяжут не тех, кого надо! 3агорелась надпись, предупреждающая о необходимости пристегнуть ремни, но его это не волновало. Он так и не расстегнул свой с момента взлета. Он вообще почти не двигался, только смотрел в окно, и лишь увидев огни великого города, улыбнулся.
— Ли, мы идем в паб, когда прилетим? — спросил Терри, перегибаясь с заднего сиденья.
— Не знаю.
— Да что с тобой, приятель?
— Отстань от меня, Терри, — раздраженно ответил Ли, игнорируя беспокойство Терри. — Лучше-ка пристегнись как следует.
Терри сел на место, покачивая головой.
— Все еще волнуешься насчет Кевина? — спросил Джо, сидевший рядом.
— Угу. Почему копперы такие ублюдки, а, Джо?
— Не знаю, но мне почему-то кажется, что у Кевина все в порядке, где бы он ни был.
— Да, копперам придется потрудиться, чтобы его расколоть.
— Да, — ответил Джо.
И в салоне воцарилась тишина, нарушенная только сообщением экипажа, что они совершили посадку в Хнтроу.
Сержант Маккензи и констебль Коллинз стояли неподалеку от сотрудников Управления Футбольной Разведки. Он уже высказали тем своп пожелания, кого задержать, и сейчас были рады держаться в стороне. В зале прилета появились первые пассажиры, и полицейские в форме немедленно двинулись им навстречу.
— Блядь, полисы! — крикнул Майк, первым заметив их.
— У них блокноты какие-то! Чего им нужно, как думаешь?
— Не знаю, Терри.
— ДЖОН ХАУДЕН!
На плечо Джону опустилась чужая рука.
— Не попачкай мне Armani, коппер!
— МАЙК ХАНТЕР!
— Какого хуя вам от меня нужно? — Люди в форме вытащили его из толпы.
— Вот блядь! Что все это значит? — Ли ничего подобного не ожидал.
— Бог знает, Ли.
— ДЖОН ФРЭНСИС!
— Я? А я-то за что? Ладно, Ли, увидимся!
— Ебаный в рот! — Ли смотрел, как троих его парней уводят в неизвестном направлении. — Ебучие копперы!
— Ли, что происходит?
— Не знаю, Терри, но меня все это бесит!
— Давайте, парни, валите отсюда, — сказал один из встречавших их полицейских. — Вам что, идти некуда?
— Ублюдок! — сквозь зубы процедил Ли. — Ладно, Тел, пошли, а то меня тошнит при виде полисов! — и Ли пошел прочь из зала прилета. Следом за ним шли Терри и Иан.
— Смотри, вон Джонс, — сказал Маккензи, глядя на удаляющихся «Челси».
— Не в слишком хорошем он настроении, похоже, сержант.
— Это точно! И вряд ли оно у него улучшится, когда до него доберется наш инспектор!
Они засмеялись, и тут к ним подошел один из сотрудников Футбольной Разведки.
— Сержант Маккензи?
— Да.
— Если хотите побеседовать с Фрэнсисом, идемте со мной.
ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
Маккензи и Коллинз представились Фрэнсису, и тогда они пожали друг другу руки.
— Чем могу помочь? — спросил Джо.
— Ли Джонсом.
Фрэнсис засмеялся, покачивая головой.
— А что вам от него нужно?
— Наш шеф за ним охотится.
— Неудивительно, это тот еще персонаж, — сказал Джо, затягиваясь сигаретой. — И что вы хотите знать?
— Обстоятельства убийства вчера вечером. Это на совести Джонса?
— Да, можете быть уверены. Я был далековато, чтобы видеть своими глазами, но когда разглядел нож и пятящихся немцев, все понял. Кроме того, Джонс сам все это и начал.
— А Кевин Мюррэй? Он там был?
— Да, был. Он был ближе к Джонсу, так что должен был все видеть.
— Черт! Лучше бы вы этого не говорили!
— Почему?
— Мюррэй вернулся домой сегодня утром, примчался к подруге Джонса и все ей выложил. Единственная проблема в том, что мы не знаем, согласится ли он сделать то же самое в участке.
— Так вот что случилось с Кевином! — сказал Джо, улыбаясь. — Джонс весь день его искал. Он решил, что Кевина арестовали! Он здорово расстроится, узнав, что его лучший друг сбежал от него!
— Слышите, сержант? Нужно рассказать шефу! — сказал Коллинз.
— Похоже, это единственный способ заставить парня дать показания.
— Ага. Давай, звони в участок, порадуй начальство. — Констебль Коллинз вышел из кабинета, но тут же просунул голову обратно, увидев, что остальных задержанных уже выпустили.
— Осторожнее, остальных выпустили!
— Тогда ладно, вам пора идти, — Маккензи жестом пригласил Джо присоединиться к «своим». Джо застегнул свою куртку Stone Island, купленную на казенные средства.
— Тогда до встречи. Если вам нужны детали, позвоните мне завтра.
— Обязательно. И большое спасибо.
Следом за Коллинзом Фрэнсис вышел из кабинета, но пошел в другую сторону. Джо торопился догнать Майка с Джоном, чтобы обменяться впечатлениями о том, что случилось с каждым из них.
— Кевин?
— Ммм.
Кевин и Шэрон лежали в постели, отдыхая после вечера непрерывного секса в разных позах и разных местах.
— Что ты решил насчет Ли?
— Бог его знает!
— Ему же после всего этого не дадут жить вот так просто, да?
— Наверное. В принципе мне самому нравятся драки и все такое, но убивать людей — это уж чересчур.
— А кто там еще был? — спросила она. Голова ее все еще покоилась на его груди.
— Да все, в общем-то. Там была драка в одном пабе после матча. На Ли прыгнуло сразу несколько немцев, и я хотел ему помочь. А потом увидел нож. Черт! — высвободившись из объятий Шэрон, он сел, почесывая затылок. Шэрон тоже села, пытаясь заглянуть ему в глаза.
— И больше никто этого не видел?
— Думаю, что этот зашифрованный коппер, Джо, мог бы видеть. Не знаю.
Шэрон не хотела слишком уж явно подталкивать Кевина, но она очень устала от Ли, ей было уже безразлично, увидит ли она его вообще когда-нибудь.
— Ты мог бы спросить его.
— Что?! — Кевин изумленно воззрился на Шэрон.
— Я хочу сказать, если он тоже все видел, то Ли арестуют.
— Да, а если он не видел, то он спросит меня, да? Довольно дурацкая идея, Шэрон!
— Не такая уж и дурацкая. Подумай об этом, Кевин. Если Ли сойдет с рук одно убийство, он будет убивать еще и еще.
— Ты хочешь, чтобы я заложил своего лучшего друга? Человека, с которым вместе я вырос?
Шэрон подтянула колени к груди и отвела взгляд в сторону.
— Ты этого хочешь?
— Допустим.
— Я не верю своим ушам! Ты сошла с ума! — он отбросил одеяло в сторону и начал собирать свою одежду.
— Я не сошла с ума! Я просто много думала над этим, и тебе тоже не мешало бы задуматься! — она попыталась обнять его сзади, но Кевин уже поднялся.
— Задуматься? Господи, Шэрон! Надеюсь, тебе к лицу черное?
— Что?
Он застегивал свою рубашку Yves Saint Laurent, но остановился, чтобы ответить Шэрон.
— Если Ли узнает об этом, он меня убьет, и тебя, наверное, тоже!
— Значит, нужно сделать так, чтобы он не узнал.
— И как ты это сделаешь, интересно?
Шэрон начинала нервничать. Она не хотела злить Кевина, она слишком боялась его потерять.
— Позвони этому инспектору Уэлшу. Он подскажет, как это сделать. А потом, есть же ведь Джо. Если Ли узнает, что он полицейский, то подумает, что это он тебя сдал, а не ты. — Кевин заправил рубашку в джинсы Calvin Klein. Он не ответил, но слова Шэрон заставили его задуматься. Сдать Ли полисам. Того, судя по всему, закроют надолго; к тому времени, когда Ли откинется, он будет далеко.
— Кевин?
Он посмотрел на Шэрон, все еще полузавернутую в одеяло. Свет лампы красиво падал на ее плечи. Он присел рядом.
— А ты?
— А что я?
— Предположим, я дам показания против Ли, что будешь делать ты?
— Уеду куда-нибудь вместе с тобой.
— Но сначала тебе придется разобраться с Ли.
— Не придется. Я останусь с тобой, а Уэлш пусть что-нибудь придумает. Он нам поможет.
— Ты правда хочешь, чтобы я сделал это?
— Да, хочу. И Ли больше не будет стоять между нами, и тогда мы сможем по-настоящему быть вместе. — Кевин улыбнулся, обнял Шэрон за плечи.
— Не знаю, смогу ли я. Это против всех моих принципов.
Шэрон прижалась к нему.
— А ты не думай, сможешь или пет. Просто сделай. — Она игриво укусила его за ухо. Кевин поцеловал ее в ответ, но тут же высвободился.
— Только ты меня не подталкивай. Я должен подумать. — Он встал и пошел к двери. Шэрон вскочила в испуге.
— Ты куда? — крикнула она ему вслед.
— Да никуда, не волнуйся. Хочу просто посидеть, попить пива, хорошенько обо всем поразмыслить. Так что тебе лучше одеться — если, конечно, ты идешь со мной.
— Хорошо.
Кевин уже исчез за дверью. Шэрон выбралась из постели и принялась лихорадочно рыться в гардеробе. Она надеялась, что Кевин поймет ее. Она вытащила из шкафа джинсы Armani, шерстяной свитер Chanel и трусики с бюстгальтером. Наскоро причесалась и накрасилась. Она не хотела давать Кевину слишком много времени для размышлений в одиночестве, так как знала, сколько всего их связывает с Ли.
Схватив сумочку, он выбежала на лестничную клетку. Кевин ждал ее у двери, поставив свой рюкзак на пол. Шэрон улыбнулась и взяла его под руку.
ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
Ли вышел из ванной, замотав полотенце на поясе. Он все еще волновался из-за Кевина, от того по-прежнему не было никаких вестей. Ли был уверен, что если его повязали, то должны депортировать, но в таком случае он уже должен был быть дома.
Он взял радиотелефон, вызвал из памяти номер Кевина. Он ждал долго, очень долго, но никто не ответил.
— Блядь, Кевин! Ну где же ты?
Он выключил телефон и швырнул его назад на столик. Лицо его исказила злая гримаса. Он прошел в спальню, натянул новые джинсы Stone Island и кенгурку Ralph Lauren. Одевшись и уложив волосы гелем, вышел в гостиную, снова взяв в руки телефон. На этот раз он набрал номер Терри — узнать, чего хотели полисы в аэропорту.
— Алло?
— Здорово, Терри, это Ли. Чего там случилось? Чего хотели полисы?
— Спрашивали про беспорядки в Германии и про убийство. — Терри знал, что немца убил Ли. Они все знали, и на всех это произвело большое впечатление.
— И что наши сказали им?
— Ничего. Сказали, что ничего не видели и ни в чем не участвовали.
— Нормально.
— Про Кева чего-нибудь слышно?
— Ни фига. Я уже пытался ему позвонить, но никто не подходит.
— Кев сам может о себе позаботиться. Все с ним будет нормально. — Слова симпатии застревали у Терри в глотке. Он уже и сам начал думать, что Кевина повязали, так как помнил, как его самого депортировали из Голландии несколько лет назад. Его отправили домой только через два дня. Черт, Кев снова будет на коне!
—Я просто хочу знать, где он!
— Слушай, Ли, когда меня депортировали, меня выпустили только через пару дней.
— Пару дней! Ты шутишь?
— Нет, я серьезно.
— Вот блядь!
— Ли, успокойся! — сказал Терри, поняв, что нисколько не успокоил Ли своим предположением. — Не хочешь вечером пойти в паб? Попробуем узнать у остальных, может, кто что знает?
— Нет, я хочу заглянуть к Шэз. У меня для нее есть подарок, — улыбнулся он, представив, как оттрахает ее по полной. Пора возвращаться в норму. Теперь он снова будет подчинять, и она — делать, что он скажет.
— А, ну да! Счастливо развлекаться. Я позвоню завтра, ладно?
— Ага. Пока, Тел.
Он набрал номер Шэрон. Длинные гудки. Где она? Она же знает, что они вернулись! Вот сука, не могла даже подождать! Злость снова захлестнула его. Черт! Куда все подевались?
Ли обзвонил остальных парией, но никто не видел Кевина, никому он не звонил. Он снова попробовал позвонить ему, но на другом конце провода по-прежнему стояла тишина. Блядь!
Ли взял ключи и пошел в паб, он знал, что кто-нибудь наверняка уже там. Да и все остальные рано или поздно подтянутся. Он попробовал позвонить Шэрон еще раз уже из паба, но ее опять не оказалось на месте. Ну и хуй с ней!
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
Большое здание из серого кирпича стояло перед ними. Уже был вечер, но во всех окнах еще горел свет. Двое поддатых копперов прошли мимо, гогоча о чем-то.
— Я что-то не уверен, Шэрон, — сказал Кевин, остановившись перед входом.
— Ну же, Кевин! — Она взяла его под руку. Кевин молча переводил взгляд то на нее, то обратно на здание. — Ты же сам знаешь, что так будет лучше!
— Не могу я себя заставить разговаривать с этим инспектором Уэлшем. Он мудак.
— Но мы должны ему помочь! Он не сможет посадить Ли, если ты ему не поможешь! Поэтому тебе здесь ничего не грозит.
— Все равно, я, наверное, должен был сказать своему адвокату. Просто на всякий случай.
— Все будет хорошо, я уверена. Если что-то пойдет не так, ты всегда сможешь вызвать адвоката. А теперь идем. — Она потянула его за собой к двери, потом открыла ее и протолкнула его внутрь.
Их встретил дежурный сержант, пытавшийся угадать, что здесь нужно этой парочке. Кевин остановился.
— Кевин?
— Спроси его сама. Я не могу.
Она улыбнулась, отпустила его руку и шагнула к пульту, за которым сидел сержант.
— Да, мадам, чем могу вам помочь?
— Мы к инспектору Уэлшу.
Ни фига себе! Криминальная полиция! Эти детки, похоже, не так просты! Вначале он подумал, что они пришли с заявлением насчет угнанной машины.
Как вас представить?
— Шэрон Гиллеспи и Кевин Мюррэй.
Парень, кажется, хулиган «Челси», хотя сержант и не был уверен. Он видел и арестовывал слишком многих из них.
— Присядьте, я пока схожу за ним. Сэм, пригляди за пультом, я наверх в криминалку.
Молоденькая женщина-полицейским села за пульт, улыбнувшись им. Шэрон улыбнулась в ответ, но Кевин лишь неприязненно покосился на нее. От одной мысли о добровольной помощи полиции его тошнило.
— Тебе плохо? — спросила Шэрон. — Ты как-то странно выглядишь.
— От одного нахождения здесь блевать хочется. — Она погладила его по бедру и улыбнулась, но он смотрел прямо перед собой.
Звук обрывающейся двери заставил их поднять головы. Перед ними стоял инспектор Уэлш.
— Шэрон, Кевин, рад вас видеть. Идемте со мной. — Кевин не тронулся с места.
— Кевин, пожалуйста! — прошептала ему в ухо Шэрон, упрашивая пойти.
В конце концов он поднялся и, как во сне, следом за Шэрон Пошел вперед.
Они сидели втроем в уныло обставленном кабинете, когда вошедший констебль принес три чашки кофе и поставил на столик перед ними.
— Я буду говорить с каждым из вас отдельно. Обе беседы будут записаны на диктофон, — сказал Уэлш.
Он понимал, что с парнем нужно быть повежливее, по крайней мере в лицо. Без него взять Джонса будет маловероятно.
— А как быть с защитой от Ли? — спросила Шэрон.
— Подготовка его ареста займет порядочно времени, так что пока вы в безопасности.
— А потом?
— Есть у кого-нибудь из вас друзья или родственники, к которым вы могли бы поехать?
Кевин молчал. Шэрон посмотрела на него и крепче сжала его руку под столом.
— У меня есть двоюродная сестра в Эссексе, мы могли бы у нее остановится, а что?
— Ну и поезжайте туда, а мы в случае необходимости обеспечим вам защиту. Расскажите сестре, в чем дело, и если она будет не против, то все отлично.
— Думаю, она согласится. Ли ей никогда не нравился.
— Вам это подходит, Кевин? — спросил Уэлш. Кевин смотрел на него, не отвечая.
— Кевин? — Шэрон вцепилась в его руку под столом.
— Да, подходит. Вот только как мне быть с работой? Я же не могу ее бросить.
— А отпуск взять не получится?
— Не знаю. Прямо сейчас — вряд ли.
— Тогда можно взять больничный, пока все не утрясется, — предложил Уэлш.
— Не могу я брать сейчас больничный! Меня обещали повысить в должности в ближайшее время, и я не хочу пустить все это коту под хвост!
Уэлш заглянул в свою папку. В графе «работа» у Кевина значилась одна из самых крупных компаний, работающих с недвижимостью. Вот этого он понять просто не мог — как футбольный хулиган может работать на такой высокооплачиваемой работе. Но так или иначе, новая должность Кевина его нисколько не волновала — его волновал только Ли.
— Ладно, я подумаю. Как только я побеседую с каждым из вас и решу, что делать с Ли, я решу, как быть с вами. Идет?
— Наверное.
— Шэрон, если вы не возражаете, вначале я поговорю с Кевином. Я знаю, как ему не правится у нас в гостях. Да, Кевин?
— Не зли меня, Уэлш, — сказал Кевин злобно. — Меня вообще здесь быть не должно!
— Кевин!
— Все в порядке, Шэрон, я никуда не ухожу. Я поговорю с ним — ради тебя.
Полицейский открыл дверь, Кевин заметил, что когда Шэрон выходила, он проводил ее взглядом.
— Держи свои глаза при себе, коппер! — Шэрон обернулась и увидела, как констебль резко отвел взгляд в сторону, а лицо его заливает краска.
— Ладно, Кевин, ладно, успокойся, — сказал Уэлш, когда дверь закрылась. — Тебе не о чем волвиоваться.
Подождав, пока Шэрон уйдет на такое расстояние, откуда уже не сможет ничего слышать, Кевин перегнулся через стол к инспектору.
— Слушай, ты лучше не задевай меня, ублюдок! Не забывай, я могу уйти в любой момент, и что ты тогда будешь делать?
— Я помню об этом. Но и ты не забывай, у меня достаточно улик, чтобы открыть дело против тебя — беспорядки, наркотики, сопротивление полиции — и это будет только началом. — Они смотрели друг на друга, не желая уступать. Сержант Маккензи, вошедший в кабинет в эту секунду, сразу почувствовал, до чего напряжена атмосфера. Нам предстоит нелегкий вечерок, подумал он.
Шэрон указали на другую комнату.
— Кофе не желаете, дорогая? — просунула голову в дверь женщина-полицейский.
— Давайте. Чего-нибудь покрепче у вас все равно ведь нет.
— Боюсь, что так, — ответила полицейский. — Я сейчас принесу.
Шэрон вздохнула. Она думала о том, что будет, когда все это закончится. Когда не будет Ли, они с Кевином могли бы уехать, найти новую работу, купить дом, жениться. При мысли, как они, держась за руки, стоят перед алтарем, она улыбнулась. Она уже думала о том, какое платье наденет она, и какие — ее подруги, когда ее мечты были прерваны возвращением полицейской.
— Это я. Вы курите? — Шэрон покачала головой. — Я знаю, почему вы здесь. Вы — храбрая девушка.
— Да, если бы только все это хорошо закончилось.
— Все будет хорошо. Уэлш — хороший коппер. Он о вас позаботится.
Шэрон отхлебнула дешевый растворимый кофе, явно из пакетика, и они погрузились в молчание, только изредка прерываемое короткими ничего не значащими фразами.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
Ли сидел в самом конце стойки бара, в то время как остальные парни, смеясь, вспоминали свои похождения в Германии. Прошло совсем немного времени, и уже весь паб был заполнен под завязку фанами «Челси», и вес говорили об одном и том же.
— Ли, привет, что делаешь сегодня вечером?
Ли оторвал голову от своей бутылки с пивом и увидел Трэйси, в упор глядящую на него.
— Не знаю пока. Я буду иметь тебя в виду.
— Отлично, милый.
Шлюха, но круто трахается , подумал он. Хорошо, когда есть выбор. Он пошел к автомату, еще раз набрал номер Кевина, потом Шэрон. Ни там, ни там не отвечали.
— Эй! Ли! Вот не думал, что тебя сегодня здесь увижу! — крикнул Терри, заметив Ли, стоящего у таксофона.
— Передумал. Пусть моя девочка меня подождет. Тем больше ей будет хотеться.
Терри засмеялся.
— А что с Кевином?
Ли покачал головой.
— Похоже, никто его не видел.
— Все как я говорил, Ли. Он вернется не раньше чем через пару дней, когда его отпустят копперы.
— Слушай, почему именно Кев?
— Наверное, потерял хладнокровие и запалился.
— Тупой ублюдок!
— Эй, Ли! Как дела?
— A, здорово, Джо, я тебе звонил сегодня, но у тебя оыло занято.
— Пришлось позвонить мамочке, — огпстнл Джо, ухмыляясь, — она волновалась.
— Мамочке? Да, конечно, это обязательно!
Парни вокруг засмеялись, и Джо тоже. «Смейтесь, смейтесь, дебилы. Совсем скоро вы все будете сидеть за решеткой».
— Как тебе твой первый выезд заграницу? — спросил Терри.
— Круто! Просто не терпится съездить еще куда-нибудь!
— Да, это был клевый выезд, сплошной экшсн. Далеко не все бывают такими удачными, да, Ли?
— Дa, Джо, тебе повезло. Неплохая поездочка для наминающего.
— Кева все еще нет? — спросил Джо.
— Неа, мы думаем, что его депортируют. Завтра, наверное, приедет.
Депортация? Вот о чем вы надумали! Да он сейчас в участке показания дает!
— Депортируют? Круто!
— Ага, неплохо. Это значит, что он больше не сможет поехать в Германию, и кроме того, у него будут проблемы с поездками в некоторые другие европейские страны.
— Зато ты только представь — штамп ДЕПОРТАЦИЯ в твоем паспорте!
Все вокруг опять засмеялись, и Терри отправился заказывать пиво — теперь была его очередь.
— Так, похоже, все. Спасибо. 23:28. Допрос окончен. — Уэлш выключил диктофон. — Спасибо, Кевин, ты нам здорово помог. Думаю, ты заслужил поощрение.
— Aгa. Я не буду говорить, чего заслуживаешь ты, ладно? И потом, что дальше? Что будет, когда Ли узнает обо мне?
— Вряд ли он узнает, пока дело не дойдет до суда. Твой рассказ всего лишь восполняет пробелы, остававшиеся после сообщений Джо Фрэнсиса и Иана Смита. Так что пока Ли даже и не догадается, что ты здесь сыграл какую-то роль.
— А когда суд, как по-твоему? — спросил Кевин, желая поскорее отделаться от всего этого.
— Надеюсь, долго ждать не придется! Как только снимем показания с Ли и все пройдет через компьютер, все будет готово, а учитывая отношение общественного мнения к организованной преступности, суд себя ждать не заставит. Вот тогда Ли обо всем и узнает. Так что будь готов!
— Слушай, я знаю Ли и знаю, чего от него ждать, так что я могу сам постоять за себя!
— И за Шэрон?
— И за Шэрон!
Кевин встал и пошел к двери, но стоявший у нее коппер лишь посмотрел на него, не трогаясь с места.
— Слушай, коппер, я не арестован и могу уходить, когда захочу! Так что отошел бы ты лучше!
Полис посмотрел на Уэлша — тог кивнул, показывая, что разрешает Кевину уйти.
Шэрон подняла глаза; лицо ее посветлело, когда она увидела, кто входит в комнату.
— Кевин! — Она бросилась в его объятия, прильнув головой к груди. — Тебя так долго не было! Все нормально? Как все прошло?
— Думаю, что нормально. Рассказал ему, что он хотел. Надеюсь, этот ублюдок не захочет больше сегодня со мной разговаривать — меня уже от него тошнит!
Она заглянула ему в глаза. Она уже потянулась, чтобы поцеловать его, но он отпрянул, услышав голос Уэлша в коридоре. Он обернулся — инспектор стоял на пороге.
— Ну, Шэрон, можете радоваться, у меня нет необходимости беседовать с нами. Мой друг Кевин все рассказал мне сам.
— Единственная проблема — уже довольно поздновато везтивас в Эссекс. У вас есть где остановиться на ночь? Кевин молча пожал плечами и посмотрел на Шэрон.
— Келли! — вдруг выпалила та.
— Кто?
— Келли. Да ты ее знаешь. Ее еще все пытался подцепить Ли, когда еще не знал, что она моя подруга.
— А, да, помню. Думаешь, она нам обрадуется?
— Я должна ей позвонить, — сказала Шэрон, глядя на Уэлша.
— Конечно. Пойдемте, я покажу вам, откуда можно позвонить.
— Спасибо. Кевин, подожди меня здесь — я вернусь через минуту.
— Прошло и правда немногим больше минуты, прежде чем Шэрон вернулась.
— Все в порядке, она постелит нам на диване.
— Круто, — сказал Кевин, одевая свой рюкзак.
— А инспектор Уэлш дает нам машину дотуда.
— А это не очень круто.
Шэрон улыбнулась и снова прильнула к Кевину. Он улыбнулся в ответ и повел ее к выходу.
— Улетают наши голубки!
— Спокойней, сержант, спокойней! — сказал Уэлш. — Эти двое только что решили все мои проблемы. Давайте-ка, займитесь машиной. Нам нужно подбросить хулигана!
Паб был забит до отказа пьяными фанами «Челси» — они смеялись, пели, глумились. Сквозь всеобщий шум прорезался звонок.
— Последние заказы! Последние заказы!
Поток заказов обрушился на и без того уже занятой персонал. Ли, сидевший в конце стойки, все чаще поглядывал в сторону Трэйси. Он еще несколько раз пытался позвонить Шэрон, но ее не было. Что ж, сама виновата. Сегодня в его меню будет грудастая и ляжкастая барменша.
Трэйси усмехнулась, глядя на Ли. У нее перехватило дыхание, когда она представила себя и Ли в пустой квартире наверху.
Звонок прозвучал вновь, появившийся из-за стойки менеджер начал собирать пустые кружки.
— Давайте, парни, пора по домам! Приходите утром, мы открываемся рано.
Большинство посетителей спокойно расходились, но всегда находились те, кому это не правилось. Менеджер, впрочем, был готов к кому, и умело выпроваживал недовольных.
— Ли, подожди меня на улице, — сказала Трэйси.
— Конечно, детка. — Ли похлопал ее по попке, и та, кому она принадлежала, довольно улыбнулась, прежде чем вернуться к своей работе.
Он вышел на улицу и встал, прислонившись к стене. В голове вертелся образ Трэйси, ее тело и что он будет делать с ним. Он уже предвкушал, как раздвигает ее ножки Шэрон сама виновата! Где, интересно, эта так называемая подруга? Небось вся испереживалась, что я уехал в Германию. Ну так она же знает, что я не мог не поехать. Я же лидер лучшей фирмы в Англии, я должен поддерживать свою репутацию. Хоть бы Кев поскорее вернулся. Надо разобраться, что там с ним приключилось. Депортация — да, не повезло парню!
Вцепившаяся в пах рука заставила его обернуться. Первое, что он увидел — сверкнувшую в темноте связку ключей, и глаза его загорелись при виде их. Он ухмыльнулся и грубо притянул к себе Трэйси. Засунув язык ей в рог, он начал тереться членом об ее пах.
— Ли! Прекрати!
— Да ладно тебе, Трэйси. Ты же сама этого хочешь! — Он пробежался языком по ее шее, а руки его в это время расстегивали ее куртку.
— Но не здесь же! — Она высвободилась из его объятии и направилась к лестнице, ведущей в пустую квартиру над пабом. Ли пошел следом, причем одну руку он просунул под юбку, поглаживая ее не прикрытую трусиками вагину. Трэйси почти бегом проделала весь путь до двери. Пока она возилась с замками, Ли терся вздыбленным членом о ее ягодицы.
Наконец они вошли, Ли захлопнул дверь. Они жадно сорвали друг с друга одежду, и Ли прижал Трэйси к холодной степс прямо в коридоре.
Ее ногти вцепились в обои, затвердевшие соски терлись о стену. Ли вошел в нее сзади. Его руки вцепились в ее груди и грубо мяли их.
Трэйсп уже начала постанывать в предвкушении приближающегося оргазма, но Ли внезапно вытащил член и развернул ее лицом к себе. Обескураженное выражение ее лица заставило его улыбнуться. Положив руки на плечи, он заставил ее опуститься на колени и притянул ее лицо к своему паху. Она заработала язычком, и Ли быстро кончил.
Вцепившись в его ягодицы, она заставила его опуститься рядом, потом толкнула на спину, а сама пристроилась сверху, прижав промежность к его лицу. Она вздохнула, когда язык Ли коснулся ее клитора. Она тихонько привстала и поменяла позицию таким образом, чтобы они могли ласкать друг друга одновременно, и скоро оба кончили снова…
К концу их жестких занятий любовью оба были в синяках и царапинах, но Ли это не волновало. Да, Трэйси была, в общем-то, шлюхой, но она круто трахалась, а больше ему ничего и не требовалось. От женщины ему вообще ничего больше не требовалось.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
Шэрон взглянула на Кевина. на столице играли отблески витрин и фонарем. Она хотела взять его за руку, но его руки были в карманах, и смотрел он не на нее, а на улицу. Все ли они сделали правильно? Судя но Кевину, этого не скажешь.
Она чествовала себя отвратительно — ведь во всем виновата только она! Она встала между двумя лучшими друзьями. Что Кевин будет делать без Ли? Они же всегда были вместе, с самого детства. По теперь у Кевина есть она. Она будет заботиться о нем. Они могли бы уехать отсюда, Кевин легко найдет другую работу, да и она тоже. Может быть, уехать в Испанию, или даже в Штаты. Чужий голос нарушил ход ее мыслей.
— Шэрон! Шэрон! — Это была все та же женщина-полицейский, сидевшая на переднем сиденье впереди нее.
— Ммм, да?
— Посмотрите, это то место?
— Да, оно. Кевин, мы приехали. — Она коснулась его руки, но он посмотрел на нее отсутствующим взглядом, таким, что ей сразу захотелось заплакать.
Пока они вылезали из машины, полицейская сказала:
— Завтра утром за вами заедет машина. Но я думаю, что сначала вам перезвонит инспектор.
— Но он же не знает номера, — ответила Шэрон, автоматически опуская руку в сумочку за записной книжкой.
— Инспектор знает все! — улыбнулась полицейская.
— Ах, ну да. Спасибо вам!
— Нечего им спасибо говорить, Шэрон! — сказал Кевин, окинув взглядом сидящих в машине.
Шэрон посмотрела на него — и увидела только ненависть. Тогда она отвернулась и направилась к квартире Келли. Кевин шел следом, и в голове его царил первозданный хаос.
— Шэрон! Кевин! Как дела? — улыбающаяся Келли встретила их на пороге, но ее улыбка исчезла, когда она разглядела выражение лица Кевина. — Заходите, располагайтесь, ты знаешь где, Шэрон.
— Спасибо, Келли. Мы тебя ни от чего не отрываем?
— Нет, серьезно. Помогать друзьям — дело святое. — Она подождала, пока Кевин прошел в гостиную, и схватила Шэрон за рукав. — Слушай, у Кевина все в порядке? — прошептала она.
— Я не знаю. Надеюсь, что да. Он злится, что ему пришлось сдать Ли полиции.
— Ты только не сердись на него. Но это нужно было сделать. Ли стал самым настоящим животным. Кевин намного лучше.
Келли была шумной лондонской девчонкой, она выросла в Ист-Энде и могла постоять за себя. Она всегда говорила, что думает и поступала соответственно. Глядя на нее, было сложно поверить, что она — секретарша большого начальника из одной из крупнейших рекламных компаний в городе.
Рабочую неделю она ходила в костюмах от Chanel с собранными в пучок волосами, а на выходные распускала волосы и одевалась в Stone Island и Armani. В субботу днем она обедала в элитном ресторане, а ночью ее можно было встретить в самых модных клубах Лондона.
С Шэрон они познакомились несколько лет назад в шейпинг-клубе. Они сразу подружились и оставались подругами до сих пор. Когда они вошли в гостиную, Кевин сидел в кресле, апатично уставившись в стену.
— Как насчет кофе? — спросила Кслли. — Или чего-нибудь покрепче?
— Я не хочу, спасибо. Кевин?
Молчание.
— Мы, наверное, спать ляжем, — сказала Шэрон.
— Ладно, тогда до завтра. Спокойной ночи!
Шэрон присела к Кевину на коленки и посмотрела ему в лицо.
— Кевин! Ты в порядке?
— Да. Нет. Хуй знает!
— Хочешь поговорить об этом?
— Нет, этого ублюдка Уэлша даже и вспоминать не хочу!
— Такой ты мне не нравишься.
— Какой «такой»? Заебанный?
— Ну, можно сказать и так.
— Я себе тоже не нравлюсь. Никогда не думал, что способен на такое. Добровольно пойти в полицию и настучать на Ли. Даже не верится!
— У нас не было другого выхода, на самом деле, — сказала Шэрон, изо всех сил стараясь успокоить Кевина.
— Да, наверное.
Шэрон уже полулежала на его коленях.
— Я думал, мы спать собираемся?
Шэрон встала, улыбнувшись. Выключила большой свет, оставив только светильник на тумбочке. Потом начала раздеваться.
— У нас даже белья нет, — сказал Кевин.
— Это что, проблема? Мы же спать идем.
Кевин улыбнулся, и лицо Шэрон растянулось в ответной улыбке. Она была рада вновь видеть улыбающегося Кевина. Грациозно скинув топик и джинсы, расстегнула бюстгальтер и скинула трусики.
Кевин наблюдал за ней, сидя в кресле. У нее была волшебная фигура. Ни грамма целлюлита!
Шэрон заметила его взгляд и остановилась в позе модели.
— Тебе нравится то, что ты видишь?
— Да, конечно, когда нам разрешают смотреть!
Засмеявшись, Шэрон устроилась на диване.
— А ты спать не будешь?
— Иду.
Он медленно поднялся и начал раздеваться, только был при этом не так аккуратен со своей одеждой, как Шэрон. Он просто свалил ее в кучу на пол.
В Кевине Шэрон нравилось абсолютно все. Загорелое тело, темные волосы и красивые глаза.
Он нырнул под одеяло, и Шэрон тут же придвинулась к нему. Она слишком устала, но когда посмотрела на него, то увидела, что его глаза смотрят куда-то в потолок.
— Ты бы поспал, — сказала она, нежно глядя на него.
— Не могу.
Шэрон подвинулась ближе, положив голову на его плечо.
— Я правда все сделал как надо? — спросил он, все еще глядя в никуда.
— Да! Именно как надо! — Она заглянула ему в лицо снизу вверх. Он попытался улыбнуться.
— Потому что иначе жить дальше не имеет смысла.
Он обнял се, положив ее голову себе на грудь. Он перебирал пальцами ее светлые волосы, красиво разметавшиеся по его телу. Шэрон поцеловала его грудь, положила руку на нее.
— Когда все закончится, мы могли бы куда-нибудь уехать.
— Заслуженный отпуск, да?
— Вообще-то я имела и виду уехать насовсем.
— Да? А куда?
— Да куда угодно! Торопиться ведь нам некуда, правда?
— Ага.
Он обнял ее крепче; она вздохнула, усфапваясь поудобнее. Кевин поцеловал ее в макушку. Он слишком устал для чего-то большего. Не то, чтобы он не хотел, скорее просто не мог.
Рука Шэрон поползла вниз по его телу, но остановилась, когда Шэрон услышала тихий храп Кэвина. Она улыбнулась и скоро заснула сама.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Ли разбудил громкий шум и резкие голоса. Он еще наполовину спал, когда и комнату ворвались двое полицейских, а следом за ними — человек в штатском.
— Ли Джонс?
— Какого хуя вам тут нужно? — огвсгил Ли, продирая глаза.
— Ли Джонс, вы арестованы…
— Xyй ли ты пиздишь?
— Вы арестованы. Вы имеете право хранить молчание, но все, что вы скажете, может быть использовано против вас. Вам понято?
Ты кто такой? Чего тебе нужно? Убери свои грязные руки от моей одежды! — он выскочил из постели, пытаясь оттолкнуть констебля, но тут же отскочил, осознав, что абсолютно голый.
Полицейские пытались спрятать ухмылки, пока Ли спешно натягивал одежду.
— К вашему сведению, я инспектор Уэлш из криминальной полиции Фулхэма.
— Так это ты доебывался до моего друга Кева?
— Ну и что из того?
—Ублюдок!
Голоса и шум, продолжающие доноситься из разных комнат, взбесили Ли еще больше.
— И сколько вас, ублюдков, сюда залезло? — он пронесся мимо Уэлша в гостиную, чтобы увидеть, как все его папки с вырезками, фотоальбомы, программки, цепи и кастеты выносят из квартиры.
— Чего вы делаете?
— Ты арестован, Джонс, и того, что я знаю, хватит, чтобы засадить тебя надолго!
Уэлш пошел следом за Ли; тот развернулся, глядя на своего врага в упор.
— Чего ты там знаешь?
— Я тебе в участке расскажу.
— Шеф! — они обернулись; на кухне сержант Маккензи нашел нож с выгравированной на рукоятке надписью Chelsea.
— А это что такое, а, Ли? — усмехнулся Уэлш, рассматривая нож, уже помещенный в пластиковый пакет.
— Там на лезвии кровь, похоже, шеф.
— Гм, похоже, что так.
— Порезался! — выпалил Ли почти автоматически.
— Да ну? Посмотрим-посмотрим. Если твоя группа крови совпадет с той, что здесь, то все в порядке. Если нет — тебя ждут неприятности.
Уэлш вышел из кухни, по пути схватив Ли, и поволок того к выходу. Как только они вышли из квартиры, их ослепили яркие вспышки фотокамер. Несколько микрофонов появилось перед ними в надежде на комментарии.
— Мистер Джонс! Мистер Джонс! Правда ли, что вы являетесь лидером знаменитых Chelsea Casuals?
— Инспектор Уэлш! Как вы вышли на мистера Джонса?
— Мистер Джонс! Как вы стали лидером английских хулиганов в Германии?
— Уэлш! Что вы искали в квартире?
— Мистер Джонс! Есть ли у вас какие-нибудь комментарии?
— Инспектор Уэлш! Есть ли у вас какие-нибудь комментарии?
Уэлш протолкал Ли сквозь толпу репортеров и подвел его к задней двери полицейского микроавтобуса.
— А эти, блядь, как про все узнали? — потребовал объяснить Ли.
— Это, Джонс, твои пятнадцать минут славы, — сказал Уэлш, глядя на часы. — Если повезет, попадешь в утренний выпуск новостей.
— Ублюдок! — крикнул Ли, и дверь захлопнулась за ним.
— Включите телевизор! Быстрее!
Яркий свет и громкий голос Келли разбудили Шэрон и Кэвина. Пока они продирали глаза, Келли уже включила телевизор.
— А что случилось? — спросила заспанная Шэрон.
— Да ты лучше смотри, Шэз! Я по радио услышала.
Экран засветился, и на нем появились двое ведущих новостей с серьезными лицами, один из них как раз начинал говорить.
— Сегодня утром у себя дома по обвинению в организации футбольного насилия арестован некто Ли Джонс, проживающий в микрорайоне Южного Лондона Стритэм. Молодой человек, болеющий за «Челси», подозревается в организации и участии в беспорядках в Германии на прошлой неделе. Наш корреспондент Марон Дэвис…
На экране появилась квартира Ли, а затем и он сам, заталкиваемый в полицейский микроавтобус.
Сердце Кевина, казалось, перестало биться, а лицо Шэрон исказилось в тревожной гримасе.
— Господи! — воскликнула она.
— Я не поверила своим ушам, когда услышала! — возбужденно сказала Келли. — Поэтому и включила телевизор. Похоже, они собираются устроить над ним показательный процесс, как несколько лет назад.
— Пусть уж его закроют, а то он меня убьет, — сказал Кевин.
— Кевин, до этого не дойдет. Надеюсь, черт возьми!
Шэрон обняла его, положив голову ему на плечо.
— Я, пожалуй, пойду, — Келли встала и вышла из комнаты.
Кевин рухнул на кровать, уставившись в потолок. Шэрон молча смотрела на него. Ей хотелось, чтобы все уже было бы позади, а они сами — где-нибудь далеко, подальше отсюда. Келли просунула голову в дверь.
— Ладно, я пошла. Будете уходить, просто хлопните дверь, ладно?
— Да, Келли, спасибо.
— Я там в ванной полотенца для вас повесила, а с завтраком сами разберетесь.
— Еще раз спасибо!
— Не за что! Пока!
Они услышали, как за Келли захлопнулась дверь. Кевин притянул Шэрон к себе и обнял. Может быть, Шэрон права. Может быть, им действительно стоит уехать, когда все это закончится. Но это, наверное, случится нескоро. Между «сейчас» и этим «потом» пока еще целая вечность.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
Инспектор Уэлш вошел в кабинет и остановился, глядя в лицо своему врагу.
Во взгляде Ли читалась ненависть, которой не было выхода. Он ненавидел полицию, ненавидел всегда и всегда будет ненавидеть. Он не собирался разговаривать с этим коппером.
Уэлш, со своей стороны, собирался поведать Ли о тех сведениях, что сообщили ему Кевин Мюррэй, Джо Фрэнсис и Иан Смит. Теперь он знал о Ли все, что только можно, и хотел рассказать тому, что засадят его надолго.
— Присаживайся, Джонс. Нам нужно кое-о-чем поговорить.
— Пошел ты! Мне с тобой не о чем разговаривать!
Уэлш сел и закурил.
— Устраивайся поудобнее. У меня весь день впереди, и я совершенно свободен. Так что присядь все-таки.
— У вас на меня ничего нет!
— Это ты так думаешь. Да сядь же!
Стоявший за спиной Ли сержант Маккензи силой усадил его на стул. Ли стряхнул его руки, вытащил сигарету из лежащей на столе пачки, поискал взглядом зажигалку, но не нашел. Уэлш протянул ему свою.
— Не это ищешь?
Ли выхватил ее из его рук.
— А теперь, раз ты все-таки соизволил присесть, давай начнем.
Уэлш включил диктофон и уставился на Ли, широко расставив локти.
Ли ответил таким же прямым взглядом, уверенный, что Уэлш не знает ничего серьезного. Он может сколько угодно изображать из себя Шерлока Холмса, как тогда с Кевином, но раз Кевин справился, то справится и он!
Кевин с Шэрон стояли в уютной ванне Келли. Шэрон медленно вытирала его, надеясь втайне, что он займется с ней любовью.
Кевин взял полотенце из рук Шэрон и обмотал его вокруг пояса, потом поцеловал ее в лоб, улыбнулся и вышел из ванной.
Шэрон вздохнула, осознав, что хочет слишком многого, и отправилась следом. Когда она вошла в гостиную, Кевин уже натягивал джинсы.
— Господи! Как же хочется одеть что-нибудь чистое! — сказал он.
— Угу! И как следует отоспаться!
— Компания тебе не нравится?
— Ой, Кевин, я не это имела в виду! Я хотела сказать, поспать в нормальной кровати!
— Тогда ладно, — сказал он. Они рассмеялись, продолжая одеваться.
— Интересно, что сейчас происходит в полиции?
— Не знаю, Шэрон, и мне уже вес равно.
— Его же посадят, да?
— Да не знаю я! Не могли бы мы сменить тему?
Шэрон заметила, что он отвернулся к окну.
— Прости.
— Похоже, наша машина приехала. Ты готова?
— Да, почти. Нужно только оставить записку Келли, сказать ей спасибо.
— Неплохая идея. Вы, бабы, обо всем успеваете подумать.
— Да ладно, я не такая уж милая и хорошая.
— Что ты говоришь! — Кевин обнял ее сзади, стиснув ее груди.
— Тихо ты! — Шэрон дописала записку, повернулась к Кевину лицом и поцеловала его. Автомобильный сигнал заставил их оторваться друг от друга.
— Наша машина? — спросила она.
— Да, Шэрон, пошли!
Сначала они заехали к себе по домам, за вещими на несколько ближайших дней. Кевин запихал в рюкзак свои костюмы от Yves Saint Laurent, проклиная все на свете. Что бы там ни говорил Уэлш, он не собирался сидеть без работы.
А Шэрон взяла несколько отгулов. Ее босс все равно был в отпуске, в его отсутствие работы у нее практически не было. Да и другие референтки всегда были готовы помочь в таких случаях.
Машина остановилась у шикарного дома в Эссексе.
— Ни фига себе! Твоя сестра живет здесь? — размеры жилища удивили Кевина.
— Круто, да?
— Еще бы! Ее папаша, должно быть, прилично зарабатывает.
— Он менеджер в банке. Крисси даже смогла уволиться, когда забеременела.
— Неплохо.
Они вылезли из машины и проследили взглядом, как она разворачивается в сторону Лондона.
— Шэрон! Шэрон!
Шэрон обернулась; ее двоюродная сестра направлялась к ним по дорожке через сад.
— Как дела, Крисси?
— У меня отлично, а у тебя-то как? Что там делается-то, в миру? Мне можно рассказывать все! — Девушки рассмеялись.
— А это, должно быть, Кевин?
— Ах да, Крисси, извини. Кевин, это моя двоюродная сестра Крисси. Крисси, это мой новый …э …бойфренд Кев. — Крисси краем глаза глянула на Шэрон, но тут же перевела взгляд на Кевина.
— Кевин, вы можете называть меня так же запросто — Крисси.
— Спасибо, что не отказались приютить нас.
— Не стоит благодарностей. Ради своей сестры я готова на все. Идемте в дом, я покажу вам комнату, а потом поставим чайник, и вы мне обо всем расскажете.
Шэрон и Крисси незамедлительно погрузились в болтовню о том о сем, и Кевину оставалось только тащится с сумками в руках позади. Судя по весу, Шэрон собрала с собой все, разве что кроме кухонной раковины — и это на пару дней! У ее сестры что, этого всего взять нельзя было? , думал Кевин, сгорбившийся под тяжестью багажа. За каким чертом тогда нужны все эти сестры?
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
— Шэрон, ты готова? Такси уже здесь!
Стоя в гостиной, Кевин разглядывал из окна черную машину, остановившуюся на улице. Он поправил воротник, тот казался слишком тугим и неудобным. Потом он окинул взглядом комнату, подумав при этом, как сильно она изменилась с тех пор, как к нему переехала Шэрон. Все вокруг было чисто и убрано, мебель переставлена. Вначале, когда Шэрон только начала здесь хозяйничать, ему это не слишком понравилось — в конце концов, это его дом и его вещи — но потом он смирился. Кроме того, как она говорит, места стало больше.
— Еще минутку!
Шэрон закончила макияж и встала. Оглядела себя с ног до головы в зеркале. Она уже три раза переодевалась, но ей по-прежнему казалось, что что-то не так. Хотя теперь все равно уже поздно. Такси уже приехало, и Кевин взбесится, если она попросит его подождать еще.
Она вздохнула и расправила одеяло на кровати. При воспоминании о том, как они все это покупали, она улыбнулась. Кевин, похоже, еще не оправился от того, сколько они потратили денег.
— Шэрон?
— Иду!
Шэрон подхватила сумочку и выбежала в гостиную, но Кевина там уже не было, он ждал ее в холле. Она улыбнулась ему и поцеловала в щеку.
— Все будет хорошо, не волнуйся.
— Надеюсь, черт возьми! Пошли, нам лучше не опаздывать.
Поездка в такси прошла в полном молчании. Водитель пытался завязать разговор, но ни Кевин, ни Шэрон не отвечали. Они держались за руки и иногда бросали друг на друга короткие взгляды, но не говорили ни слова. Все, что нужно, уже было сказано, пока они жили у сестры Шэрон.
Им пришлось прожить у нее несколько недель, прежде чем инспектор Уэлш решил, что ситуация нормализовалась. Из-за тяжести преступлений, в которых он обвинялся, Ли не выпускали под залог; кроме того, немецкие власти требовали его выдать, чтобы привлечь к ответственности за убийство немецкого подростка.
Остальных членов фирмы также вызвали для дачи показаний, и некоторым были предъявлены обвинения в совершении различных правонарушений — от организации и участия в массовых беспорядках до создания преступного сообщества и участия в его деятельности. Всем им, включая Кевина, было запрещено появляться на Стэмфорд Бридж пожизненно. Хотя теперь, после ареста Ли, для Кевина это уже не имело значения.
Он скучал по футболу, даже по стычкам с врагами. В воскресных газетах Кевин всегда читал футбольные отчеты, так что он знал, что происходит в клубе, за который он болел всю свою жизнь.
С тех пор, как к нему переехала Шэрон, их жизнь сильно изменилась. Шэрон понимала, что теперь, когда у Кевина нет футбола, в его жизни возник пробел, поэтому уговорила его начать ходить в фитнесс-клуб. Вначале ему это не нравилось, но он изменил свое мнение, когда осознал, что занятия в зале помогают сбрасывать напряжение, выход которому раньше он искал на футболе. А каждые выходные они отдыхали в ночном клубе в Кэмдене.
— Приехали, вот это место.
— Спасибо, брат. — Кевин вылез из машины, придержал дверцу для Шэрон, потом протянул водителю деньги. — Сдачи не надо.
Сначала Кевин и Шэрон окинули взглядом здание суда, выстроенное в модном современном стиле, потом нервно посмотрели друг на друга. Потом Кевин взял ее за руку, и они пошли вверх по лестнице.
— А, мистер Мюррэй и мисс Гиллеспи! Рад вас видеть! — У самого входа их ждал инспектор Уэлш. Кевин уже привык, что тот все время рядом, но не мог побороть своего к нему отношения.
— Надеюсь, мы не зря сюда тащились?
— Не волнуйтесь, остались всего лишь формальности. Нашего друга ждет немалый срок, к тому же с вероятной поездкой в Германию.
— Он мне не друг, — ответил Кевин.
— А как ваши дела? Когда свадьба?
— Не беспокойся, тебя не позовем. Пошли, Шэрон, что-то мне наша компания не правится.
— Увидимся в зале! — сказал Уэлш, когда они проходили мимо.
— Вот ублюдок! Как бы мне хотелось разбить ему табло!
— Кевин, успокойся! Пожалуйста!
Он погладил ее руку и улыбнулся.
— Могу же я помечтать!
Зал заседаний был переполнен, особенно много было журналистов, то и дело что-то строчивших в своих блокнотиках.
Ли не сводил взгляда с Кевина, пока тот сидел среди прочих свидетелей, но Кевин упорно смотрел прямо перед собой. Теперь они сидели в самом зале, среди публики, и Кевину Ли вообще видно практически не было.
— Всем встать, суд идет!
Судья веско прошел к своему месту в центре стола, так же веско опустился на пего. Его помощники сели рядом.
— Господа присяжные, вынесли ли вы решение?
— Да, ваша честь!
— Господа присяжные, признаете вы подсудимого виновным или невиновным?
Кевин и Шэрон сидели за столиком в ресторане в Вест-Энде; бутылка шампанского стояла перед ними. Голос судьи еще звучал в их головах.
— Ли Джонс, именем закона я приговариваю вас к десяти годам тюремного заключения. Я так же принял решение позволить следственным органам Германии привлечь вас к ответственности в связи с обвинением в убийстве гражданина Германии.
Журналисты заторопились к выходу. Ли отыскал взглядом Кевина.
— Когда я вернусь, Мюррэй, почаще оглядывайся!
Кевин не ответил, он молча вел Шэрон к выходу. Потом полицейские увели Ли.
Официант наполнил бокалы.
— У меня есть тост, — сказал Кевин. — За будущее. Наше будущее!