Яндекс.Метрика

Древние тантрические техники ёги и крийи. Мастер-курс

В действительности, эта тенденция к лайе представляет собой механизм безопасности. Он не дает людям преждевременно погружаться в собственный ум и слишком быстро сталкиваться с подсознательными страхами, видениями, неврозами и т.п. Такое столкновение должно происходить на пути йоги, но оно должно быть медленным и постепенным. Ум необходимо постепенно очищать и гармонизировать в течение определенного времени. При внезапном восприятии мощного потока подсознательных страхов человека могут захлестнуть и подавить отрицательные содержания его собственного ума. Лайя служит защитной завесой. Эту защитную завесу можно преодолеть только когда ум очищен от большей части всего отрицательного. Тогда следует использовать психический символ. Притча о вороне

Был сезон муссонов. Не переставая шел дождь, и дули буйные ветры. На верхушке большого дерева, стоявшего на берегу широкой реки, спал ворон. Однажды ночью был такой сильный ветер, что он выворотил дерево из земли. Оно упало в реку, и она понесла его прочь. Однако ворон продолжал крепко спать. Через несколько часов дерево вынесло в океан. Ветер улегся, и ярко светило солнце. Ворон проснулся и решил оглядеться вокруг. Но он не увидел ничего, кроме воды. Во всех направлениях была только мерцающая водная гладь. Он захотел найти сушу, но не знал, куда ему лететь. В конце концов он решил лететь на восток. Он не нашел земли и потому затем полетел на запад. Пролетев около часа, он по-прежнему не нашел земли и полетел на север. Он летел на север, потом на юг и все равно не мог найти никаких признаков суши. Он очень утомился, но вдруг понял, что ему негде отдохнуть. Повсюду он мог видеть только воду. Ворон сразу же подумал о дереве. Но где же оно? Вместо поисков суши он теперь стал отчаянно искать дерево, с которого начался его путь. Спустя какое-то время и после немалых усилий он в конце концов высмотрел дерево. Ворон был умной птицей: он учился на своих ошибках и прошлом опыте. Поэтому, когда он снова почувствовал в себе достаточно сил, чтобы продолжать поиски суши, он тщательно запомнил местоположение дерева. Он полетел на юг и не нашел земли, а потому вернулся к дереву и отдохнул. Затем он летал в других направлениях, всегда точно зная, где находится дерево. В конечном итоге, он увидел землю. С радостным воплем он полетел к безопасности суши и забыл про дерево. Дерево сослужило свою службу, и в нем больше не было необходимости. Эта история иллюстрирует путь, по которому должен идти всякий искренний и серьезный садхака, или практикующий йогу. Ворон изображает садхаку, практикующего медитативные техники. Океан представляет ум, а дерево – психический символ. Земля соответствует медитации. Поначалу ворон пытался искать землю наугад, не сохраняя осознание местоположения дерева. Он чуть не заблудился в бескрайнем пространстве океана. Точно так же, если человек пытается исследовать ум без помощи психического символа, то просто безнадежно заблудится – окажется в бессознательном состоянии. Поэтому берите пример с мудрого ворона – выберите символ, который будет помогать вам ориентироваться, если вы собьетесь с пути. Чтобы достичь суши вашего существа – того, что в нем безгранично и лежит за пределами пространства и времени, – используйте в качестве ориентира психический символ. Ишавасья Упанишада

О важности психического символа в медитативной практике говорится во множестве текстов тантра йоги. Пожалуй, самое краткое и самое глубокое объяснение дается в тексте Ишавасья Упанишада. В шлоках 9, 10 и 11 подчеркивается важность уравновешивания иды и пингалы, а также значение карма и дхьяна йоги. Эти три шлоки и их смысл были рассмотрены в нашем предыдущем обсуждении – «Равновесие жизни» (1) . Следующие три шлоки – 12, 13 и 14 – посвящены непосредственно использованию психического символа. Первую соответствующую шлоку можно перевести следующим образом:

«Те, кто поклоняется непроявленной реальности, вступают в слепящую тьму; те, кто поклоняется проявленному, вступают в еще большую тьму».

(шлока 12)

Эта шлока имеет много значений; мы ограничим наше обсуждение ее смыслом, касающимся лайи и психического символа. Шлока объясняет, что существует два типа медитативных практик. Они таковы: 1. Сакара (форма), где осознание фиксируется на определенной точке сосредоточения или объекте. В шлоке этому соответствует термин «поклонение проявленному». Объектом может быть что угодно: дыхание, чакра, ваше божество, мантра, гуру – то, что вы выберете. На самом деле, подойдет любой объект, который вы можете видеть и во внешнем, и во внутреннем мире. Объектом может быть психический символ. К этой группе относятся такие практики, как крийя-йога, нада йога, джапа, аджапа джапа и т.п. 2. Ниракара (бесформенное), где осознание не фиксируется ни на какой определенной точке сосредоточения. В шлоке этому соответствует «поклонение непроявленному». Сюда входят практики, в которых человек размышляет над такими абстрактными понятиями, как бесконечность, вечность и т.д., а также практики, где осознанию позволяют свободно исследовать ум и психику. При этом человек может сталкиваться с огромным множеством психических видений. Как может быть, что оба эти вида практик ведут к тьме (неведению и заблуждению)? Если это так, то какой смысл заниматься любым видом медитативной практики? Смысл в том, что медитативные практики сакара и ниракара – это всего лишь средства, а не самоцель. Поэтому заблуждаются те, кто думает, что медитативные практики – будь то на проявленном или непроявленном – это и есть опыт. По этой причине текст объясняет, что оба метода могут вести к неведению. Их следует практиковать, но в качестве средства достижения чего-то еще. Это будет становиться яснее по ходу дальнейшего изложения. Медитативная практика на одной форме (сакара) легко может вырождаться в простое идолопоклонство. На протяжении истории это случалось во всех частях мира. Люди поклонялись идолам и божествам без малейшего представления о смысле своего поклонения. Та же тенденция, хотя, вероятно, на менее очевидном уровне, может возникать, когда человек в ходе медитативной практики старается фиксировать свое осознание на одном объекте. То есть практикующий может использовать божество, мантру, психический символ и т.п. и начать строить о нем интеллектуальные понятия. Вместо того чтобы служить средством достижения превосхождения, символ становится объектом интеллектуальных домыслов и суеверий. Именно это старается объяснить текст Ишавасья Упанишады, когда говорит: «Те, кто поклоняется проявленному, вступают в еще большую тьму». Цель фиксации осознания на объекте (поклонения) состоит в выходе за пределы ограничений, присущих объекту, к чему-то гораздо большему. Цель объекта – вести к тому, что лежит за пределами интеллектуальных понятий. В шлоке 12 говорится: